Чувствуй себя как дома Слэш яой - 25 Апреля 2013 - ALL FICS
Четверг, 23.03.2017, 13:26 | Приветствую Вас Гость

ALL FICS

Главная » 2013 » Апрель » 25 » Чувствуй себя как дома Слэш яой
13:27
Чувствуй себя как дома Слэш яой

Чувствуй себя как дома

Слэш (яой)


Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи: Занзас, Бьякуран
Рейтинг: R
Жанры: Слэш (яой), Экшен (action)
Размер: Мини, 2 странички
Кол-во частей: 1
Если встретите грамматическую либо стилистическую ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
— Пожалуйста, не обращай внимания на наручники, — гласит Бьякуран и улыбается. — Чувствуй себя как дома.
Дом у него белоснежный, как грёбаный кабинет доктора, из числа тех, что за латание пореза сдерут с тебя тыщу евро. Все столы стеклянные, если как надо приложить его рожой об какой-то из них, останутся шрамы. Вобщем, зная Бьякурана, будет логично, если стекло бронированное. Диваны тоже белоснежные, кожаные, ковер ласковый и лохматый, как меж ног у натуральной блондиночки.
Либо блондина.
Занзас испытывает мстительное наслаждение, капая кровью на совершенно незапятнанный ковер. Рана безопасная, но неловкая, глубочайшая и резаная, расходящаяся над ребрами от хоть какой пробы двинуть рукою. Будь при нем пистолеты, ему бы и двигать ничем особо не пригодилось, но пистолеты лежат в — белоснежной, мама её — урне, стоящей у начищенных башмак Бьякурана.
Драматичность от Занзаса не ускользает.
Бьякуран цепляет с хрустального блюда зефир, откусывает маленькие куски. Зубы у него тоже маленькие, как у грызуна, и желтые. Выбитые, выделялись бы на фоне ковра. А вот кожа белоснежная, и руки белоснежные, с тонкими запястьями. 1-го цвета с зефиром.
У Занзаса запястье тоже не очень мощное для мужчины, и прямо на данный момент это отлично, лучше не бывает, зато ладонь широкая, и, если он высадит для себя огромные пальцы, выбираясь из наручников, свобода ему не поможет. Острые внутренние края железных колец впиваются в кожу. Занзас сжимает зубы, кратко дергает, расширяя ссадину. Кровь — нехорошая смазка, если идет речь о пятой точке и наслаждении, но все таки кровь — штука скользкая, и в сей раз сойдет. Он прикован к томному железному каркасу в паре шагов от дивана, на котором расположился Бьякуран. Совершенно неподалеку. Меньше броска.
— Ты меня не слушаешь, — лаского гласит Бьякуран. — Мне это не нравится.
Занзас встряхивает головой. Голова кружится. Бьякуран глядит очень пристально. Его следует отвлечь. По оставшейся неведомой ему причине Занзас с малолетства то и дело умудряется выводить людей из себя, но на данный момент ему необходимо сделать это специально. Необходимо вспомнить, что такового сказать, чтоб Бьякуран зацепился за слова.
— Я в отчаянии, — в конце концов гласит Занзас. — Я так возлагал надежды для тебя приглянуться.
Глас у него звучит как-то не так, но черт подери, к тому же за голосом смотреть.
Брови у Бьякурана такие светлые, что их практически не видно, но выражение удивления на его лице все равно нельзя не увидеть. Приободрившись, Занзас решает продолжать.
— Ты здесь целыми деньками только и делаешь, что треплешься, но разве кто тебя стал бы слушать, если б ты им не платил? — Либо не грозил им гибелью, но это, кажется, снова не в тему. Черт. Придется импровизировать далее. — Сиротливо небось для тебя, хоть бы кто нашелся, кому и взаправду хотелось бы слушать, что ты там несешь. А я...я всегда задумывался, что ты в особенности...
Бьякуран наклоняется, делая упор локтями на колени. Вид у него становится заинтересованный.
— И что все-таки ты задумывался, мой милый Занзас?
Занзас подается вперед, рисуя в воображении хороший бифштекс. Немного прожаренный, с розоватым мягеньким нутром, обложенным пряными зелеными тельцами пикули. Юный картофель, тушеный в чесночных сливках. Кусочек благоуханной лепешки с оливками и луком. Он уповает, что Бьякуран лицезреет в его лице хотя бы половину снедающего его желания.
Бьякуран улыбается, медлительно, как будто смакует свою ухмылку.
Занзас срывается с места, используя свой вес для моментума. Бьякуран реагирует стремительно, но преимущество первого хода дает Занзасу полторы секунды. Больше ему не нужно. Традиционный захват с приятным дополнением — цепью от наручников вокруг белоснежного гортани.
Он не слышит — чует тревожные сирены, рвущие на части белоснежный корпус. Скоро тут будет целая масса. Бьякурану подфартило, его нельзя пока убивать.
— Так что все-таки ты задумывался обо мне? — шепчет Бьякуран, выдавливая слова через сжатое гортань. Тихо, очень тихо, но почему-либо его нельзя не услышать.
Занзасу представляется раздавленное пирожное, розовый крем, медлительно стекающий меж смятых бисквитов. Он разворачивается, усаживаясь на диванчик, так, что Бьякуран фактически посиживает у него на коленях, спихивает его чуток левее, чтоб не давить на рану. Подтягивает ногой урну. Без пистолетов — как будто без штанов. Наконец. Сейчас он может позволить для себя благородство откровенности.
— Я всегда задумывался, что ты в особенности отлично смотрелся бы вообщем без языка, — отвечает он. — И зубы вышибить, чтобы сосал послаще.
Проводит дулом по белоснежной щеке, нажимая, чтоб бросить розовый след.
Тревожная идея проскальзывает, как ледышка повдоль позвоночника. Бьякуран самонадеян, катастрофически самонадеян. Но Занзас и наручники — композиция, рассчитанная на проигрыш последних.
Бьякуран играет, чтоб выигрывать.
Это последнее, что он успевает поразмыслить, до того как комната утопает в обжигающем сиянии колец Маре.
... Пожалуйста, не обращай внимания на наручники, — гласит Бьякуран и улыбается. — Чувствуй себя как дома.
Просмотров: 214 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Статистика



Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0