Это было - 25 Апреля 2013 - ALL FICS
Понедельник, 16.01.2017, 22:19 | Приветствую Вас Гость

ALL FICS

Главная » 2013 » Апрель » 25 » Это было
13:33
Это было

Это было


Naruto
Персонажи: Дейдара/Куротсучи, Акатсучи
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Ангст, Драма
Предупреждения: Погибель персонажа
Размер: Мини, 6 страничек
Кол-во частей: 1
Если встретите грамматическую либо стилистическую ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
Часть 1
Учитель глубоко вздохнул и внимательным взором обвел аудиторию. Целый класс прилежных учеников Ветлы застыл в ожидании, когда он перевернул лист, открывая впереди себя перечень малышей, прошедших экзамен на генина. На умном лице, покрытом не одним боевым шрамом, отразилось ублажение вперемешку с радостью. Кенширо-сенсей — один из наилучших учителей Академии. В бою ему ранило ногу, и он был обязан отрешиться от схваток на первом фронте, да и посиживать в припасе он не мог. Потому он пошел учить. Учить их. Тех, кто займет его место.
И сейчас, он подготовил очередной выпуск шиноби, чему не мог не ликовать. В его руках был перечень, а молодые шиноби посиживали и ожидали, когда их расформируют по командам.
За 2-ой партой последнего ряда посиживала девченка. Озорной взор нежно-голубых глаз фиксировал совсем все. Недлинные волосы цвета молочного шоколада находились в полнейшем хаосе, а непослушливая челка то и дело падала на глаза, заставляя хулиганку периодически трясти головой.
Были ли у нее предпочтения, люди с которыми она желала быть в команде? Естественно были! Это ее самый близкий друг, Акатсучи, с которым она общалась с самого юношества, которому во всем доверяла и… И Дейдара. Нет, она его не обожала. Ей он нравился! Прекрасный, замкнутый, независящий блондин, упертый и язвительный в общении. Этакий хулиган-пиротехник. Кому такие не нравятся, а?
-Итак. Команда номер один…
Шатенка ожидала. В том, что она прошла, колебаний не было. Ведь девченка была одна из наилучших! Внучка Цучикаге не может позволить для себя наименьшего.
-Команда номер четыре. Куротсучи….
Наконец и до нее дошла очередь! Девченка взволнованно поглядела на сенсея.
-Акатсучи и…
Хоть бы он…
-Тоширо.
Мир померк в ее очах . Курозучи покосилась на первую парту примыкающего ряда. Дейдара посиживал с отсутствующим лицом, лениво выводя какие-то полосы на бумаге. Шатенка невольно залюбовалась им. Пшеничные волосы чуток ниже шейки как обычно расчесаны и переливаются, хотя солнца и нет, тонкое запястье, осторожный профиль. Ну и пусть его закрывала челка, она по памяти может точно вернуть все черты его лица.
Далее она не слушала. Какая разница, кто и с кем? Довольно знать кто с ней, все равно другие никак не оказывают влияние на ее команду. Но все таки они с Акатсучи, прилежные ученики, дослушали и собрались уже уходить, когда шатенка увидела, что Дейдара все еще посиживал и вставать вроде не собирался.
-Иди вперед. Мне нужно побеседовать с учителем.
Куротсучи дождалась момента, когда все вышли, для того, чтоб проследить за Дейдарой. Почему он все еще посиживает? Может у него дело к сенсею? Оба генина посиживали на собственных местах, пока на их не пал пристальный взор Кенширо-сенсея. Девченка вздохнула и подошла к старику, начав рассыпаться в благодарностях, исподтишка посматривая в сторону начинающего подрывника, что не укрылась от опытного шиноби.
-Не за что, Куротсучи. Это моя работа. Ну, надеюсь, ты будешь меня навещать то?— сенсей поглядел на часы и вздохнул. — А мне пора. Выходите, я закрою кабинет.
Правда ли он опаздывал, либо просто желал избавиться учеников так и осталось для Курозучи нераскрытой потаенной. Они с Дейдарой вышли, и блондин сразу направился к выходу из Академии. Недолго поразмышляв, внучка Цучикаге рванула в обратную сторону. Она желала сделать круг и оказаться вслед за блондином, чтоб проследить и выяснить, куда же он отправиться далее.
Куноичи бежала по пустым коридорам. Раз поворот. Ряды дверей стали редеть. Тут располагались служебные помещения, туалеты и прочее, до чего ученикам нет особенного дела. Два поворот. На её губках заиграла счастливая ухмылка. Может сейчас, она даже выяснит, где живет предмет её обожания. Выяснит, кто его друзья, познакомится с ними, а через их сблизится с Дейдарой.
Оставались считанные метры. По её подсчетам, юноша уже был должен выйти из Академии, а она как раз добежала бы до выхода и из-за стенки проследила за тем, как он выходит с местности Академии.
Но Куротсучи очень увлеклась своими идеями и не успела тормознуть. Кто-то вышел из-за угла, и девченка в него врезалась.
Детское сердечко чуть ли не выпрыгнуло, когда она сообразила, на КОГО налетела.
-Какого черта, мм?!
Дейдара злостно смотрел в глаза беспредельщицы, одной рукою взявшись за ушибленный затылок.
-Ой. Ну прости. Недосмотрела. А ты что плетешься, как улитка, а?
На данный момент Куротсучи посиживала на животике блондина и возмущалась, опасаясь представить, что будет далее. Ну и хорошо. Ничего он ей не сделает.
-Как желаю, так и иду, да! Это ты, идиотка, летишь...— блондин на секунду задумался и поглядел на свою обидчицу новым взором,— по кругу?
Меж мальчуганом и девченкой повисла неудобная пауза. Поточнее неудобной она была только для Куротсучи, блондин же упрямо анализировал.
-Ну и для чего же ты побежала вокруг, мм?— на губках подрывника заиграла шальная улыбка. Непременно, он знал, что был популярен у женской половины, но никто еще не пробовал заигрывать с ним, налетая из-за поворота.
Цукури обожал глядеть, как за ним бегают. Обожал глядеть, как перед ним унижаются, как признаются ему в собственных самых заветных мечтах и желаниях. Но еще более он обожал разбивать сердца всем тем, кто желал сблизиться с ним. У блондина было его искусство и больше ему ничего не нужно, жалко, что все те влюбленные девченки не могли этого осознать. И стоимость недопонимания была очень высока.
-Да вот, смотрю за тобой, знаешь ли,— забавно улыбнувшись, девченка встала с блондина и подала руку, предолгая помощь.
-Точно, я так и поразмыслил, мм,— мальчишка фыркнул и поднялся без сторонней помощи,— а если серьезно?
-Серьезно. Хожу вот и смотрю за тобой!
-Идиотка, да.
Развернувшись, блондин стал стремительно удалятся от Куротсучи. Девченка дождалась, пока Дейдара спрячется за дверцей, и сокрушенно покачала головой. Такового позора она не ждала.
Взор свалился на сумку. Сумку с глиной. Она, должно быть, оторвалась, когда блондин свалился. Девченка подняла сумку и заглянула вовнутрь.
-Ну точно, глина.
Задористо улыбнувшись, Куротсучи осмотрелась. Вокруг никого не было, а означает, никто не выяснит, что она забрала сумку, а в голове у куноичи уже копошились мыслишки, что бы сделать с этой сумочкой. Хитро улыбнувшись, Куротсучи побежала домой.
Через час девченка уже посиживала на лавке, недалеко от академии и ожидала, когда же блондин увидит пропажу. Не прошло и 10 минут, как Дейдара прошел мимо нее в сторону академии. Нахмуренный и очевидно озлобленный потерей собственной красоты. Внучка Цучикаге на секунду улыбнулась, но здесь же напряглась. Как он отнесется к ее подарку? Поточнее к ее попытке сделать из глины подарок. Молодой подрывник не принудил себя длительно ожидать. Через четверть часа он вылетел из академии как ужаленный и сразу направился к девченке.
-Эй, Куротсучи,— блондин подошел к напуганной девченке. Неуж-то ему не понравилось?— Ты не лицезрела кого-нибудь, вероятнее всего девченку, бегавшую здесь с моей сумкой, м?
-Н.. Не-а, а что-то случилось?— куноичи нервно сглотнула.
-Представляешь, какая-то кретинка взяла мою глину и превратила в кусочек дерьма!
В доказательство собственных слов, Дейдара достал из сумки глиняное сердце.
-Но… Это сердце, тебя кто-то любит…
-Любит, и вот поэтому поганит мою глину, да!?
-Но…
-Знал бы кто, подорвал ко всем чертям, да! Плевать мне на их чувства, мм! Это ж было надо додуматься украсть мою глину и засушить! Мне сейчас ее либо выбрасывать либо отмачивать! А это очень трудно и длительно …
Девченка, отрешенно улыбнувшись, посмотрела на Дейдару. Так она посиживала и смотрела на него, не особо вдаваясь в смысл его монологов, о размачивании глины, ее поисках и иных деталях этого нелегкого дела. Ну и упреки в сторону личности, взявшей сумку, были неприятны, потому все пришлось пропускать мимо ушей, любуясь милым круглым лицом парня с длиной челкой.
Иногда ей хотелось научиться управлять эмоциями других людей, и в особенности его эмоциями. Правда, грош стоимость такому умению, если не научилась управлять своими своими. Она совершала непродуманные поступки, и ей приходилось слушать долгие нотации, ругательства, при столкновении в коридоре. Эмоции в ней брали верх над разумностью, и Куротсучи понимала, что разуму пора бы брать реванш. Но, все равно, хотелось держать его сердечко и чувства, в ладошках и услаждаться их теплом, которое бы согревало ее, любя. Хотелось ответных эмоций, нежных взглядов. Правда, все это было нереально. Глупости — влюбляться в тех, кого ты не интересуешь , в тех, кого вообщем не заинтересовывают какие-либо чувства. Ничего, не считая вдохновения.
— И это еще не все!! Позже же нужно будет ее соединять с тем порошком, чтоб она была эластичнее! А это очень, очень, мм, кропотливый процесс!
-И правда, кто посмел попортить такие труды… Узнаю, непременно сообщу.
Женщина задрала голову и поглядела на небо. Чтоб слезы из глаз не вытекали. Никогда ей не было так грустно, никогда она не рыдала.
-Ну да хорошо, а ты то что здесь сидишь, мм?
-Отдыхаю, жду Акатсучи.
Начинающий пиротехник сверлил даму недоверчиво-насмешливым взором. Естественно, он сходу увидел пропажу собственной сумки с глиной, но ему стало до жути любопытно, что сделает она. Дейдара проследил, как Куротсучи забрала сумку с собой, а позже отнесла назад. Она была так увлечена собственной затеей, что не увидела слежки, чем и пользовался свежеиспеченный генин.
-Ну так давай я подожду с тобой, мм.
-Не затрудняйся. Я пойду ему навстречу,— еле произнесла девченка и резко встала,— кстати, дедушка просил тебя зайти. Этот старенькый хрен желает сделать тебя своим учеником. Фортуны.
Не дожидаясь ответа, Куротсучи побежала домой, чтоб закрыться у себя в комнате и рыдать. Рыдать, пока не надоест. Пока она не сумеет выбросить из головы эгоистичного блондина. Она сама повинна в собственных эмоциях и здесь уже ничего не поделать.
4 года спустя.
Сейчас у их был праздничек. Они прошли этот окаянный экзамен и сейчас веселились на праздничке, который в кой-то веки разрешил устроить старенькый Цучикаге.
Куротсучи посиживала на лавке и ожидала собственного напарника, который, кстати, хорошо так подрос. Ну и сама шатенка, в прочем, в долгу не осталась. Девицы подобны цветку, и она не была исключением.
-Опять собственного друга ожидаешь, да?
Из-за спины девицы вышел Дейдара. А ведь несколько лет вспять куноичи и представить не могла, что он станет так прекрасным.
-А ты как додумался? Неуж-то кое-где рядом табличка?
-Как остроумно, мм.
-Сама горжусь!
Женщина гордо хмыкнула и отклонилась на спинку скамьи, когда блондин присел рядом с ней.
-Вот Акатсучи придет и раздавит тебя.
-Значит, сейчас ты правда его ожидаешь, м?— оскалился блондин.
-Хех, один-один. А когда это я его не ожидала?
-Напомнить?
Подрывник усмехнулся, встал и резвым шагом стал удаляться от ничего не понимающей девицы. А на лавке, там, где он только-только посиживал, осталось сердечко из глины, давным-давно слепленное влюбленным ребенком.
Настроение куноичи мгновенно свалилось. 4 года она убивала внутри себя ненадобные чувства, и ведь ей практически удалось это. Она уже стала забывать маленькие черты лица, забывать глас, взор. Сейчас же мемуары нахлынули как цунами. Куротсучи взяла глину в руки и обидно улыбнулась сама для себя. Все это время Дейдара его хранил. Для чего?
Увязнув в собственных унылых идей, внучка Цучикаге встала с лавки и пошла. Просто пошла. Куда-нибудь подальше, чтоб отдохнуть и просто поразмыслить обо всем, произошедшем сейчас. Качели. Качели за академией были наилучшим местом для этого занятия, туда, фактически говоря, куноичи и направилась. И плевать, что Акатсучи будет ожидать ее.
Куротсучи села на древесную перекладину и немного оттолкнулась от земли. Он высмеял ее чувства. Высмеял ее желания и поступки. Плюнул ей в лицо ее же эмоциями. Вообщем, какого черта она должна беспокоиться из-за какого-то там…
Женщина немного наклонила голову. Еще обиднее, чем тогда, когда он злился из-за испорченной глины. На глаза стали наворачиваться непрошеные слезы обиды. За женщиной раздались тихие шаги. Она их помнила. Неспешные и ритмичные.
-Опять ноешь, мм?
-Ха, была б причина, поныла бы, а здесь так для себя, неувязочка.
Куротсучи обернулась и столкнулась с шальным взором подрывника. Блондин стоял, облокотившись на стенку академии и следил за ней.
-Что приперся?
-Да вот, знаешь ли, гулял, мм. А ты, фактически говоря, против?
-Я? Да нет, что ты…
Куноичи усмехнулась и закинула ногу на ногу, отворачиваясь от блондина. За спиной раздался шорох.
-И все таки,— блондин приземлился перед женщиной,— ведь это ты тогда слепила это, да?
-А то сам не знаешь. Было дело, 4 года вспять…
Куноичи беспечно пожала плечами и подняла взор на блондина. Серо-голубые глаза смотрели заинтересованно, но с нотами сарказма. Черты лица, такие знакомые и родные, длинноватые волосы, расслабленно шевелящиеся от легких порывов ветра, тонкие бледноватые губки, искривленные в таковой обычной улыбке.
-Тогда ты мне нравился, а твой поступок… вызвал излишние мемуары…
Куротсучи медлительно встала, оставив глиняное сердечко на качелях. Под пристальным взором Дейдары она подошла к нему и, положив одну руку на грудь, зарылась носом в пшеничные волосы, покоившиеся на плече подрывника, глубоко вдохнув.
-Я не знала, как ты пахнешь. Я знала все черты твоего нрава, твой глас, даже походку, но не знала твой запах. Сейчас знаю.
Женщина закрыла глаза и ощутила мягенькую ладонь у себя на талии. Тепло другого человека, тем паче парня, принудило куноичи смутиться, снутри все как будто взлетело и замерло. Её пару раз бросило из жара в холод, а ведь они так и четверти минутки не простояли. От 1-го прикосновения у девицы, совсем не разбиравшейся в любви, стали подкашиваться ноги, а на глаза навернулись слезы. Вроде и не обидно и не отрадно, но она рыдает. От новых чувств, таких странноватых, непривычных и немного пугающих.
Пока женщина пробовала осознать, что все-таки она ощущает, пробовала дать ощущениям имена, разложить все по обычным местам, 2-ая ладонь блондина легла ей на шейку. Легла, совсем сбив все мысли в кашу. Для чего ему это? Ну да, естественно, он просто играет. Ему всегда нравилось разбивать сердца. Давать надежду и чуток погодя убивать. Ему нравилось глядеть на то, как его обожали, хоть сам он и никогда не испытывал ответных эмоций. Он обожал глядеть на то, как радуются девицы, часто понимая, что это обман. Но еще более ему нравилось глядеть, как они ревут, умоляя его не кидать их, прощая все измены, запамятывая все нехорошее. Куротсучи тоже понимала, что это ересь, но не могла совладать с потоком разбуженных и нахлынувшей с новейшей силой эмоций.
-Ну вот только не нужно здесь воспользоваться моей беззащитностью…
-А я и не пользуюсь, да.
Блондин отвел плечо, заставляя даму вынырнуть из пшеничных волос, и внимательно поглядел ей в глаза на уникальность суровым взором, ему совсем не характерным.
-Э, нее, даже не смотри на меня так.
Женщина изобразила улыбку, больше похожую на ухмылку загонной в угол жертвы, у которой нет шанса на спасение и в очах только отчаянье. Глубоко вдохнув, пытаясь оттеснить неописуемо приятное чувство тепла, исходящее от другого человека, Куротсучи закрыла глаза и стала отстраняться от парня, распрямляя руку, которую ранее положила Дейдаре на грудь. Она желала бы стоять так вечно, ощущать мягенькие ладошки на собственной шейке и талии, вдыхать глиняный запах волос, ощущать теплое и спокойное дыхание на собственной шейке, но куноичи знала, что это совсем расползается с мимолетными желаниями подрывника.
Когда она возжелала уяснить его запах и приблизилась к нему, она ждала всех последствий, но не этого. Она ждала, что он на нее накричит и уйдет, разозлившись. Ждала, что он ее высмеет и будет подкалывать всю жизнь. Она даже ждала, что он подорвет ее. Что угодно, но не это! Этого она не ждала…
Заместо того, чтоб отпустить ее, Дейдара только ухмыльнулся и притянул поближе к для себя за талию, прочно прижимая. Сейчас куноичи чувствовала тепло не только лишь ладоней, да и практически всего тела, что совсем вышибло ее из колеи, заставляя резвее дышать и бросая в дрожь. Она знала, что навечно запомнит эти чувства от прикосновения к возлюбленному человеку, заставляющие сжиматься в небольшой комочек для того, чтоб было больше точек соприкосновения. Разум умолял отстраниться, уйти, закончить играть с огнем… но чувства брали верх.
-Слушай…— немного приглушенно.
-Слушаю, мм,— расслабленно, мягко, тихо.
Жаркий шепот на ухо принудил немного отклонить голову, разлюбезно предоставляя шейку. Она не желала этого, но не могла совладать с эмоциями и чувствами. От переизбытка чувств женщина прикрыла глаза. А ведь она в первый раз стоит так с кем-то. Она в первый раз обожала кого-либо. И она в первый раз стояла перед выбором меж сладостной ложью и горьковатой правдой.
-Что молчишь? Ты вроде желала что-то мне сказать, да…
-Хотела… Для тебя не кажется…
Умолкнуть даму принудило новое чувство. Пока она задумывалась что сказать, блондин прижался губками к её шейке и шепнул:
-Что мне не кажется, мм?
Это было последней каплей и все, что смогла куноичи, это медлительно выдохнуть. У него очевидно было больше аргументов, что бы делать то, что он желает, чем у нее, чтоб он этого не делал. Мягенькие губки, теплая щека и горячее дыхание принудили Куротсучи вообщем запамятовать, кто она и что здесь забыла.
-Лучше не нужно. Отпусти, а…
Договорить девице не удалось. Губки подрывника, секунду вспять прижимавшиеся к ее шейке, уже находились в паре мм от ее губ. Легкая улыбка и озорная искра в сего-голубых очах, а далее ее мозг отказался принимать происходящее.
Нежное, практически мимолетное прикосновение, заставившее онеметь от испуга и желания. Ужас перед неизведанным и желание выяснить. Это еще даже не был поцелуй, просто прикосновение, да и этой мелочи ей было довольно, чтоб сойти с разума.
Дейдара еще крепче придавил даму к для себя и медлительно провел языком по ее губам. Горячее дыхание, очень близко, очень много. Куротсучи зажмурилась и медлительно перевела руку с груди парня, приобняв его. Это послужило полным согласием с действиями подрывника, в каком он в принципе и не нуждался.
Юноша опустил руку с шейки шатенки на ее плечи и прочно придавил к для себя, углубляясь в поцелуй. 1-ый поцелуй для нее и очевидно не 1-ый для него. Куротсучи сообразила, что любит его. И всегда обожала. Подавлять чувства можно, и это совершенно не больно. Только, когда человек опять привяжется к для тебя, спустя годы станет твоим, ты примешь его. Даже если понимаешь, что с его стороны это совершенно не любовь. Но она не может подавить эти остатки эмоций, и она будет его обожать, что бы он ни делал.
И на данный момент она испытывала только удовлетворенность и беззаботность. То, что было мечтой ее юношества, исполнилось. Сердечко было готово выпрыгнуть из груди, и оно не выпрыгнуло, наверное только поэтому, что на данный момент блондин держал ее в собственных руках и прочно прижимал к для себя.
Она обожала его.
А обожал ли он?
Просмотров: 165 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0