Я никогда не сдамся - 25 Апреля 2013 - ALL FICS
Четверг, 23.03.2017, 13:23 | Приветствую Вас Гость

ALL FICS

Главная » 2013 » Апрель » 25 » Я никогда не сдамся
13:42
Я никогда не сдамся

"Я никогда не сдамся"


Hetalia: Axis Powers
Персонажи: Наша родина (он же СССР), германские бойцы. Намёк на пейринг Наша родина/Венгрия
Рейтинг: R
Жанры: Гет, Ангст, Драма
Предупреждения: OOC, Насилие, Непреличная лексика
Размер: Мини, 2 странички
Кол-во частей: 1
Если встретите грамматическую либо стилистическую ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
Иван поглядел на небо. Тучи... чёрные тучи дыма, идущие с Запада... чёрные, как и сердца его противников, как их форма, как свастика на их знамёнах. СССР мученически поморщился — прострелянное плечо ноет и болит так, что вопить охото.
— Удержать предел... ха-ха-ха-кха — Ваня закашлялся кровью. — удержать предел... сотка мальчуганов... 17-ти летних мальчуганов с винтовками, против танков... бл*дь, и вот ЭТО должно было удержать эту чёртову высоту. Каким хреном? Сотка винтовок против 30 стальных махин и больше 2-х сотен автоматов и пулемётов... по 30 патрон на брата, сапёрная лопата, штык и по одной гранате на троих... и вот этим мы должны были задерживать высоту... колколкол... — СССР с трудом сел и осмотрелся: ровно сотка трупов в шинельках, до последнего стоящих на этой чёртовой высотке. Бой продолжался всего 20 минут: первым же залпом танки расхреначили половину блиндажей и единственное орудие. Ротный умер одним из первых — ему оторвало голову снарядом, следом замолчали два единственных пулемёта. Какой-то из них подорвали танки, 2-ой вышиб германский снайпер. Юные пацаны, для которых нынешний бой стал первым и последним, шли на танки со штыками, сапёрными лопатами рубили головы германцам, расстреливали из собственных ничтожных "Мосинок" прущих на окопы фрицев, а когда патроны подходили к концу, подрывали себя совместно с окружившими их неприятелями. Мальчишки знали — их страна с ними, он, как и они, дерётся в этой неравной схватке с 10-ти кратно превосходящим их силы противником.
Иван достал из кармашка смятую пачку "Беломора"
— Проклятье, последняя папироса. — произнес он непонятно кому. С трудом ему удалось вышибить из зажигалки огонёк и прикурить. Горьковатый табачный дым заполнил лёгкие — Иван закашлялся и сплюнул на землю кровью.
— Боже, как мне херово... — прохрипел он, делая ещё одну затяжку. Патрон не было — пустой ППШ валяется в паре метрах от владельца, пистолет потерян в рукопашной, кран погнут об каску 1-го немчика, сапёрная лопата осталась в горле германского офицера, ножик сломан, из орудия осталась только лимонка. СССР мутит, с каждой новейшей затяжкой голова кружится всё посильнее и посильнее. Трупы нацистов лежат аморфной грудой у окопов — они похожи на уродливых, чёрных кузнечиков, перепачканных кровью. СССР желчно расхохотался:
— А всё же мы вас здорово потрепали, скоты. — произнес он трупам. Ещё больше тел лежит в самих окопах — пока немчики выделывали приёмы рукопашного боя, наши просто били их всем, что попадалось под руку: душили ремнями и портянками, кололи штыками и ножиками, потрошили лопатами, проламывали черепушки прикладами винтовок, забивали на погибель касками и кулаками, зубами рвали глотки ненавистным противникам, посягнувшим на самое драгоценное — на их землю.
— Ну что, ублюдки, поломали вы зубы. Думаете вы одолели — ни х*я подобного! Мы сдались? Нет. Мы отступили? Нет... мы не одолели, да и вы не выйграли... и не выйграете. — Ваня ржёт, как сумасшедший. Ярость, боль, вялость, ненависть — всё смешалось в безрассудном урагане чувств.
— Хенде хох! — ствол маузера утыкается в затылок Вани. Его окружают германские бойцы. Впереди всех стоит толстый, потный офицер с парабелумом в руках. Большие капли пота сбегают по его уродливой, жирной морде, толстые пальцы, больше похожие на сардельки, сжимают парабелум, фуражка съехала на затылок, обнажая блестящую на солнце плешину. Иван ощущает исходящую от жирдяя уверенность и презрение к нему, к глуповатому русскому в кровавой гимнастёрке и белоснежном шарфе, к тупой "русиш швайн", возомнившей, что сумеет оказать сопротивление бойцам "Вермахта"
— Рус, сдафайся. — гласит офицер на ломанном российском. Бойцы вокруг него гаденько ржут, смотря на сидячего на земле Ивана. СССР хмыкнул и достал из кармашка маленькую фотокарточку: на ней улыбающийся Иван стоит в обнимку с прекрасной, зеленоглазой женщиной с волосами цвета шоколада. Женщина отрадно улыбается, в её руках букет подсолнухов и сковородка. На ней национальное венгерское платьице, в волосы вплетены цветочки. Ваня на фото тоже улыбается: одет он в собственный постоянный шарф и парадный, офицерский мундир. В зубах зажата папироса, в левой руке кран, правая обымает даму за плечи. На оборотной стороне фото надпись на российском: "Будапешт. Июнь, 1938 года." и чуток ниже надпись на венгерском: "Я люблю тебя. Возвращайся поскорее"
— Рус, сдафайся. — опять гласит офицер. Иван тепло улыбнулся и разжал кулак — на землю свалилась лимонка.
— Я никогда не сдамся. — произнес СССР... и грянул взрыв.
Просмотров: 322 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0