Вторник, 27.06.2017, 18:38 | Приветствую Вас Гость

ALL FICS

Главная » 2013 » Апрель » 25 » Я прихожу по ночам
13:43
Я прихожу по ночам

Я прихожу ночами


D.Gray-man
Персонажи: Лулубелл / Линали, Хлыст (Кнут) / Линали
Рейтинг: R
Жанры: Фемслэш (юри), Ангст, Драма
Предупреждения: OOC, Секс с внедрением сторонних предметов
Размер: Мини, 4 странички
Кол-во частей: 1
Если встретите грамматическую либо стилистическую ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
Линали вертится во сне, она не может уснуть нормально. Она сжимает простынь и скидывает одеяло на пол. Приглушенно всхлипывает в подушку. Даже во время сна она не желает тревожить орден своими ужасами.
Ее истязают кошмары, все, что вышло с ней, ее друзьями – тяжело. Она не может принять эту действительность и всегда улыбается окружающим. Но ночкой, когда никто не лицезреет ее – рыдает, царапает стенки и разбивает руки в кровь. А утром все опять отлично.
Линали равномерно сходит с разума. Она медлительно погибает, оставляя на собственном месте оболочку. Она больше не вожделеет биться, она утомилась и желает выспаться. Нормально, а не так, чтоб позже опять замазывать синяки пудрой и делится с окружающими липовым счастьем.
Лулубелл терпеть не может скучать, потому она отыскивает для себя игры. Случаем встретив группу экзорцистов в городке, она отыскала для себя развлечение. Представление Линали, по воззрению Ноя — достойно внимания.
Проследить и пробраться в Орден стало внезапно просто. Как оказывается, если заскочить в помещение через открытое окно и не выдавать собственного присутствия, то полностью можно погулять по коридорам. Отметив себе пару потаенных ходов, она в виде темной кошки направилась находить Линали. Не впору отвлекшись на запах из кухни, позже на шум одной из комнат, она таки добралась да подходящего места.
Линали как раз переодевалась, ей не было дела до тихого шороха кошачьих лап по кафелю. Ей не было дела до пристального взора желтоватых глаз. Ее не достаточно заинтересовывала обстановка по ту сторону окна и начинающаяся гроза. Она просто тихо сползла по стенке на пол. На прохладный и неровный. Обняв себя за колени, она позволяет слезам литься по щекам. Позволяет для себя зябнуть. Она разрешает для себя почти все из того, что воспрещает другим. Сейчас, не по привычке обреченно посмотрев за окно, она подошла поближе и грустно взглянула вниз. Земля была укутана туманом, и казалось, что здание парит в воздухе.
— Никогда этого не случится. Никогда. – Линали очень стукнула кулаком по подоконнику раз. 2-ой. Позже еще, пока она не разбила костяшки в кровь, снова.
Ранее у нее в комнате было зеркало, огромное и с узором по бокам, висело над прикроватным столиком. Ранее она длительно смотрела на свое отражение и расчесывала длинноватые волосы. Но с того времени как ее взор стал стеклянным, а стрижка – недлинной, она разбила его. Порезав всю одежку и оставив на теле огромное количество неглубоких порезов. С того времени у нее всегда хранилась баночка перекиси и бинт.
Подойдя к тумбочке, женщина достала необходимое и, сев на кровать, начала обрабатывать еще одну рану.
Дождавшись, пока весь орден уснет, а Линали еще не так погрузится в ужас, Лулубелл выскочила на кухню за чаем. А еще лучше кофе с молоком. По ее возвращению женщина уже крючилась от боли и сдерживала клики, что рвались наружу. Ной ощущала ее ужас, и это возбуждало ее посильнее, чем что-либо. Чужая слабость действовала лучше собственного адреналина во время схваток.
Наутро Линали с удивлением отыскала на собственном столе чашечку со следом от помады и легкий запах дамских духов.
Приходить и глядеть на мучения других оказалось намного увлекательнее. Время от времени она что-то шептала, время от времени гласила довольно верно, в такие моменты казалось, что Линали не дремлет. Лулубелл всегда пила кофе, и если в самом начале ночных визитов она готова была бегать на кухню и делать для себя теплый напиток, то с течением времени ей это надоело. Красивая вещь термос, в особенности вот в таких ситуациях. Линали уже привыкла пробуждаться каждое утро и чувствовать приятный запах остывшего кофе и цветочных духов. Сейчас она не могла представить для себя утро другим. Она не понимала, что так ее учат не страшиться ночной гостьи. Она не понимала, что так ее делают легкой наживой. Она не понимала, что больше не может жить без обычных запахов, что так успокаивают ее по утрам. Дают силы держаться далее.
На одном из заданий Линали с удивлением ощутила знакомый цветочный запах. Она, ведомая здравым энтузиазмом, направилась в сторону источника и набрела на маленький магазинчик. Парфюмерный, где хозяйствовал приветливый старичок.
— Хороший денек, — она мило улыбнулась и обернулась. – Скажите, а у вас есть духи с цветочным запахом?
— Каждый 2-ой, миледи. Может, вы скажите поточнее?
— Ммм… — она вдумчиво прикусила губу. – Они сладкие и там точно есть вишня.
— На данный момент поглядим. – Он не спеша начал перебирать флакончики на полках. Временами он выставлял некие из многих на стол. Когда торговец окончил, их оказалось семь. – Вот, миледи, это все, в каких один из главных компонент вишня.
— Спасибо. – Она начала по очереди инспектировать любой из предложенных духов. 5-ый по счету оказался тот, что необходимо. – Вот эти, сколько они стоят?
Оставшись удовлетворенной покупкой, она направилась в отель, за ранее накрепко упаковав в одном из множеств подарочных магазинчиков коробку с духами. Линали не могла осознать, для чего она купила их. Ей просто хотелось иметь обычный запах рядом.
Поставив сверток на стол, рядом с кроватью, она легла спать. В первый раз за длительное время она нормально выспалась. А днем ее опять ждала пустая чашечка, в какой был кофе, опустевший стол и листок бумаги. На нем ровненьким почерком было написано «спасибо». Без подписи либо каких-то других отличительных символов, но Линали сообразила, кто мог написать ей. Она опять улыбнулась обычно и тепло, как ранее. Счастье наступает, когда забываешь нехорошее. Так и Линали забыла, что ее жизнь очень непредсказуема для ровненького протекания событий.
Возвратившись в орден, она навечно задержалась в библиотеке с друзьями. Забавно проведя время в приятной компании, она безмятежно направилась спать. Зайдя в свою комнату, женщина увидела на подоконнике черный силуэт.
— А я уже заждалась тебя. – В свете луны Линали выяснила ее лицо. – Длительно ты сейчас.
— Лулубелл… — Она облокотилась на дверь и, не моргая, смотрела, как та пьет кофе. Она ощущала знакомый цветочный запах, исходящий от нее. Она стремительно сообразила, что перед ней не просто Ной, да и хотимая ночная гостья. — Но мы… Мы неприятели. Для чего ты… – Линали закрыла дверь и отошла к кровати, не сводя с девицы ошеломленного взора.
— Неприятели. Кто же спорит. — Лулубелл поправила очки и завела одну прядь волос за ухо.— Но, это не мешало для тебя сделать мне подарок.
— Я… Я не знала. – Линали прижалась спиной к стенке. Она вздрогнула, лицезрев ухмылку на лице Ноя, и закрыла глаза. Она не желала признавать, что единственная, кто сообразил ее – неприятель. Не желала признавать, что только неприятель сумел посодействовать ей продержатся настолько длительно. Она страшилась признаться, что с трепетом слушает шорох расстегивающейся блузы.
— Ты любишь боль?
— Н-нет. – Она придавила перебинтованные руки к груди. И отшатнулась, услышав тихий хохот.
— Мне ты можешь не лгать. Я все лицезрела. – Лулубелл достала хлыст и провела его кончиком по щеке девицы. – Я все слышала.
Линали открыла глаза, ощутив волну от удара кнутом по стенке, рядом с местом, где она стояла. Лицезрев азартный огонек в очах Ноя, она сначала желала штурмовать. Ее приостановили ненадобные сомнения.
— Чего ты хочешь? – Идти ва-банк и отвечать резко – пожалуй, это единственное, что ей оставалось.
— Неверный вопрос. – Лулубелл снова стукнула хлыстом по стенке. От внезапного выпада женщина отшатнулась и, столкнувшись с тумбочкой, свалилась на пол. Она рефлекторно отползла далее, не сводя взора с Ноя. – Ошиблась.
Лулубелл наклонилась и задела груди Линали, провела рукою вниз и развела ее колени. Женщина уже не могла сопротивляться. Ной встала, оставив хлыст меж ее ног, и села на кровать.
— Как будешь платить за ошибки? – Лулубелл расслабленно поглядела на экзорцистку и достала пачку сигарет. Вообщем она не курит, но решила следовать своим неожиданным порывам. В прошедший раз ею правила скукотища, на данный момент – предвкушения.
Линали, тяжело дыша, потянулась к кнуту.
Она взяла кнут и, что-то решив себе, отбросила его к стенке и с вызовом поглядела на Лулубелл.
— Нет. — Женщина вздохнула пару раз и как можно спокойней произнесла: Не буду.
— Да неуж-то? – Затушив сигарету и бросив ее на пол, Ной встала и обманчиво — лениво потянулась. Не глядя на экзорцистку, Ной пошла за кнутом. – Ты знаешь, нельзя так с орудием. Тогда и, для тебя придется заплатить вдвойне. – Она возвратилась к девице и села меж ее ног. Погладила ее щеку и резко сжала подбородок 2-мя пальцами, против воли поворачивая голову так, что бы они смотрели друг – другу в глаза. Линали картинно отводила взор.
– Начнем, пожалуй?
Лулубелл лаского провела рукою по ее ноге, залезла под юбку и потянула на себя резинку трусов. Линали не сопротивлялась, только задрожала и посильнее зажмурилась. Она не смогла сдержать слезу, что медлительно скатилась вниз по гладкой коже.
— Не плачь. Не нужно. – Лулубелл слизала каплю и, отбросив клочок ткани, она толкнула даму на пол и сжала ее руки над головой.
— Ты не будешь сопротивляться?
Линали негативно качнула головой и индифферентно уставилась в потолок. Она сдержала стон, когда Ной начала облизывать ее. Окончив с подготовкой, Лулубелл развязала ленту на собственной шейки и связала руки девице. Ли лежала и снаружи не реагировала на манипуляции с ее телом. Но только снаружи, снутри она сдерживала стоны, она не желала показаться слабенькой, не желала выкрикнуть ее имя, случаем. Линали легче признать это все тренировкой, ужасным сном, чужой иллюзией, но никак не реальностью. Ной небезопасно сощурила глаза и улыбнулась. Для нее была принципиальна победа, в один прекрасный момент проиграв Черному Ордену, она не вожделела повторять ошибку.
— Обширнее и для тебя будет не так больно. – Линали сделала как ей произнесли до этого, чем успела осознать произнесенное. Боль отвлекла ее, и женщина застонала, поддалась навстречу холоду. Да, кнут был прохладным, проникновение нездоровым, стоны звучными. Ли кусала губки и не могла тормознуть, похоть и страсть, исходящая от Лулубелл заразили ее.
— Еще желаю… — Ной просочилась кнутом как можно поглубже и тормознула для поцелуя. Она слизывала кровь с покусанных губ, и снова кусала, Линали потерялась в эмоциях. Женщина, жалобно всхлипнув, дернула бедрами, прося продолжения.
— Отменная ты девченка. Просто сдаешься. – Лулубелл дернула ее за волосы ввысь. Линали вытерпела, даже в некий мере наслаждаясь ее грубостью. Ни с чем несравненное чувство подчиненности. – Сделаешь и мне приятно, а?
— Нет. Не могу.
— Ну же, я знаю, для тебя понравится ощущать власть над другими. Не только лишь над собой. – Лулубелл потянула ее к кровати и агрессивно кинула на простыни и нависла сверху. – Ты же хочешь поставить меня на место. За мою грубость? За мою грубость?
— Н-нет.
— Перестань колебаться. – Лулубелл по-кошачьи потерлась носом о ее шейку и шепнула на ухо: для тебя понравится.
Женщина отвернулась, она старалась не вдыхать приятный, практически родной запах. Не желала отзываться на провокацию, на укусы, чередующиеся с поцелуями. Но ее тело вожделело продолжения, и она опять поддалась Лулубелл.
Линали ответила на поцелуй резко, императивно. Оттолкнув Ноя, она потянула ее на кровать, где села сверху, оседлала, ее глаза гневно горели: хотелось отыграться. За унижение. За доверчивость. За тупость. Да, она пошла на поводу, стремясь показать свое приемущество.
В противовес мыслям, Линали начала аккуратненько расстегивать ее блузу, просто касаясь белой кожи. Лулубелл роскошно выгнулась, помогая снять одежку. Отбросив ненадобные тряпки, женщина провела рукою по ее груди немного сжимая ее. Наклонившись поближе она, немного прикусив и пососав кожу на шейке, оставила засос, практически рядом 2-ой. Линали оставляла свои метки, желая показать свою временную власть. Медлительно лаская ее грудь и покусывая соски, женщина расстегнула молнию на штанах и спустила их, до колен, не снимая. Лулубелл это нравится, но она сдерживается, не указывает испытываемого наслаждения. Она в отместку флегмантично глядит в потолок — это злит посильнее, это возбуждает посильнее. Линали охото слышать клики, стоны. Хотелось сломать ее в ответ. Ли встала с кровати, так ей было удобнее стопроцентно раздеть ноя. Лулубелл, избавившись от горячей одежки, поднимает ноги ввысь только для того что бы узреть восхищенный взор. Линали так и не разделась: на ней расспахнутая форма и маленькая юбка. Удобней устроившись меж согнутых в коленях ног Лулубелл, женщина колеблется. Она не знает, как лучше, она смущяется.
— Это не больно. – Саркастический тон придал ей сил и Ли отважилась. Плавненько проведя языком повдоль она просочилась поглубже. Погодя она сменила язык пальцами и спустив вторую руку ниже начала сама себя ублажать.
— Сейчас, ты всего только куколка. – Лулубелл встала с кровати и начала одеваться. Линали зачарованно смотрела, как она плавненько застегивает пуговицы на кофточке, обтряхивает пыль с брюк. Поправляет волосы. Одевает очки. Проводит помадой по губам. – Но я издавна не девченка, что бы играть в куколки.
— Ты… — Ее глас дрогнул, Линали села и укуталась одеялом. – Уйдешь?
— Мы неприятели.
— Но это не воспрепядствовало для тебя приходить каждую ночь. – Против воли у нее потекли слезы. Женщина смотрела, как Лулубелл не прощаясь, уходит. Уходит, забрав с собой ее чувства. Ее сердечко. Линали утомилось откинулась на кровать и флегмантично уставилась в потолок. Она пролежала так до самого рассвета. Утро повстречало ее прохладным воздухом и начинающимся дождиком.
***
Сейчас ночами ей снятся не кошмары, а Лулубелл. И та ночь, когда она стонала и подчинялась ей, Линали. Сейчас все вокруг закончило быть цветным, для нее закончил существовать мир. Только сны, где она опять может жить. Да, она стала куколкой, как и произнесла Лулубелл. Да, она это осознает, но не пробует что-то поменять. Да, она не может расслабленно глядеть и биться с ней. Вот только…
Ее использовали и сломали, не оставив надежды на восстановление. Она разучилась доверять. Сейчас Линали оглядывается на каждый шорох, дремлет только с плотно закрытыми окнами и под 2-мя одеялами. Сейчас она всегда зябнет и терпеть не может кофе. Ее взор стал жестче, а удары смертельнее. Если ранее ее страшились акума, то сейчас ее обходят стороной даже обыкновенные люди.
Есть две стороны медали. Для Линали 1-ая – Лулубелл, 2-ая – ужас. И она может уверенно сказать, что если ее позовет Ной, то она пойдет. Она кинет. Но Лулубелл никогда этого не сделает, потому ей остается только страшиться. Страшиться, что когда-нибудь они столкнутся на поле боя и ей придется проиграть. Снова.
Просмотров: 300 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0