Шинигами тоже должны иногда позволять себе расслабиться Слэш яой - 25 Апреля 2013 - ALL FICS
Четверг, 23.03.2017, 13:27 | Приветствую Вас Гость

ALL FICS

Главная » 2013 » Апрель » 25 » Шинигами тоже должны иногда позволять себе расслабиться Слэш яой
13:28
Шинигами тоже должны иногда позволять себе расслабиться Слэш яой

Шинигами тоже должны время от времени позволять для себя расслабиться

Слэш (яой)


Kuroshitsuji
Персонажи: Уилльям/Грелль
Рейтинг: NC-17
Жанры: Слэш (яой), Обыденность, PWP, ER (Established Relationship)
Предупреждения: OOC, Насилие
Размер: Мини, 4 странички
Кол-во частей: 1
Утро пятницы Уильяма Ти Спирса, Главы английского Департамента организации «Несущие Смерть», началось совсем обыденно. Высвободившись из тёплого кокона одеяла и скользнув близоруким взором по лежащей на примыкающей подушке гриве бардовых волос, он ступил босоногими ногами на прохладный пол и размял немного затёкшие после сна мускулы. Потом он направился в ванную, где, как обычно, помылся ледяной водой, и пропал в кухне, откуда уже по прошествии 10 минут стали доноситься волшебные запахи яичницы с беконом и свежевыжатого апельсинного сока, без которого Ти Спирс, как настоящий британец, не мыслил собственного утра.
В проёме кухни показался заспанный и растрёпанный Сатклифф, замерев на пороге от открывшегося ему дивного вида: Уильям в белом фартуке поверх полосатой пижамы с сосредоточенным видом колдовал над сковородой.
По-кошачьи скользнув за спину начальника, Грелль обнял того за талию и, положив голову ему на плечо, промурлыкал:
? Уилли, а знаешь, ты выглядишь та-ак сексапильно! ? на что, против обыкновения, не получил вилкой по лбу, а услышал:
? Всё тебе, дорогой, ? причём сказано это было полностью ровненьким тоном, без намёка на какую-либо опасность многострадальной голове Грелля. Тот застыл, прижавшись к спине начальника, ибо такое проявление эмоций, а поточнее, непроявление злости со стороны Уильяма в ответ на подобные греллевские высказывания было настолько же редчайшим явлением, как снег в июле. Но, приняв здравое решение не заморачиваться, какая муха укусила его начальника утром пораньше, Сатклифф, вновь обретя душевное спокойствие, начал свои ежеутренние процедуры. При всем этом он походил на пламенный смерч, носящийся по квартире, сопровождая своё броуновское движение кликами, вроде: «Где, Погибель побери, задевались мои брюки?», «А где моя косметичка?» либо «Вот кто запихнул мою расчёску под кровать?!». Умопомрачительно, но гулкие сборы Сатклиффа не вызывали никакой раздражённой реакции со стороны Ти Спирса, принявшегося за собственный завтрак. Покончив с утренними метаниями, Грелль приземлился за стол с намерением прикончить собственный завтрак как можно быстрее. Торопливое запихивание яичницы в накрашенный помадой рот опять-таки осталось непрокомментированным очень щепетильным в таких вопросах, как принятие еды, Уильямом. Неожиданное понимание этого факта принудило красноволосого жнеца вскинуть полные недопонимания и удивления глаза на хладнокровно доедающего собственный завтрак начальника. Последовавшая за этим реплика совсем вышибла почву из-под ног Грелля, так что ему крупно подфартило находиться в этот момент сидячим на стуле.
? Сейчас пятница, никакого особого ажиотажа в кабинете не ожидается. Почему бы для тебя не остаться сейчас дома? ? Уильям произнёс это на полном серьёзе, пристально смотря своими нереально зелёными очами в расширившиеся от изумления глаза Грелля. Вобщем, изумление стремительно вытеснила удовлетворенность ? кошачьи глаза рыжеволосой бестии азартно блеснули, когда Грелль сообразил, что Уилл не шутит.
? Уилли, ты сейчас на удивление хороший, ? проворковал жнец. И, подумав, добавил: ? А ты не будешь против, если я смотаюсь на землю?? и затаил дыхание в ожидании ответа.
? Нет, не буду, ? полностью расслабленно ответил начальник. ? Только вернись к концу рабочего денька, ? добавил Ти Спирс.
? Конечно-конечно, Уилли, непременно, ? придавая лицу как можно более правдоподобное выражение, поторопился заверить Грелль. Но идеями он был уже далеко-далеко, составляя планы на так успешно подвернувшийся выходной.
? Тогда можешь посетить землю. А я пошёл, ? мазнув сухими губками по щеке Сатклиффа, Глава английского Департамента вышел из квартиры и поторопился в кабинет.
Грелль Сатклифф же, решивший не думать о том, за какие награды на него упало настолько внезапное счастье, дождался, когда за начальником закроется дверь, пулей кинулся наводить на себя красоту для грядущего вояжа на землю.
Ти Спирс никогда не был доверчивым. А поверить, что Сатклифф будет вести себя на земле как пай-мальчик и вернётся домой строго к восьми вечера, было бы верхом наивности. Но Уильям вышел из дома и уверенным шагом направился прямиком к месту работы. У Погибели нет выходных, потому аврал на работе был всегда, что Сатклиффу, приходившему на работу «для галочки», по всей видимости, было непонятно. По другому он бы более настороженно отнёсся к неожиданной доброте Уильяма. «Хотя нет, навряд ли, ? на уровне мыслей вздохнул Уильям, ? получив моё прямое разрешение, он никогда бы не упустил такую возможность. Ну и хорошо. Шинигами тоже должны время от времени позволять для себя расслабиться».
Вроде бы то ни было, ударно отработав ещё один денек, Уильям покинул кабинет и возвратился в квартиру, встретившую его немытой с завтрака посудой (ответственным за посуду был Грелль) и разбросанной по кровати косметикой.
? О Погибель, и за что мне это? ? пробормотал Ти Спирс в тишину комнат.
Покончив с делами главной значимости и приведя квартиру в божеский вид, Уильям приготовился ожидать. Его ожидание должны были скрасить бутылка вина и возлюбленная книжка, приготовленная для таких случаев на прикроватном столике.
По прошествии 5 часов скрашивания ожидания бутылка опустела, книжка завершилась, а Уильям ощутил, что пришёл в нужное размещение духа.
Конкретно этот момент Грелль Сатклифф избрал для собственного триумфального возникновения на пороге квартиры. Чтоб узреть сие, Уильям прошествовал в коридор. Разумеется, очень нетрезвый Сатклифф очень нетвёрдой походкой, то и дело подворачивая ноги, обутые в высочайшие сапоги на сногсшибательном каблуке, в выходном плаще, спущенном на локтях до того, что его полы подметали землю и были выпачканы в пыли, пробовал пробраться вовнутрь квартиры незамеченным. Сделав очередной шаг и так неуклюже завалившись на бок, что ему пришлось схватиться за стенку, чтобы не свалиться, Сатклифф отчаянным движением рванул ленту на шейке, сейчас стеснявшую его свободу. Злосчастная лента не выдержала напора и с звучным треском порвалась. Только здесь он увидел начальника, с настоящим энтузиазмом взирающего на пробы жнеца добраться до хоть какого предмета мебели, на который можно свалиться.
? Уи~илли!.. Ик! Ты меня жда... Ик! ожидал?! Ка-а-акой ты... ? здесь, видимо, от нахлынувших на него эмоций, Грелль сделал в воздухе некоторый кульбит и оказался в ловко подставленных руках Ти Спирса, ? забо-о-отливый... Ик!
С непередаваемым лицом Уильям отволок неспособного держать равновесие без помощи других Грелля к кровати и уронил его туда. Почувствовав, что падать больше некуда, красноволосый ожил.
? Ты не представ... Ик! ляешь! Как на земле хоро... Ик! шо... Там та-акие маль... Ик! Чики! ? здесь Грелль взмахнул рукою, разумеется, демонстрируя широту души «мальчиков» на земле. ? Они та-а... Ик! кие весёлые!
Поток несвязной речи диспетчера был прерван Ти Спирсом. Он намотал на кулак растрёпанные волосы Сатклиффа, резко дёрнул голову злосчастного ввысь, а потом на себя, чтоб их лица оказались на этом же уровне. Красноволосый вскрикнул от неожиданной боли, его глаза заполнились слезами.
Уильям заглянул в эти подёрнутые поволокой раскосые омуты. «Шинигами должен время от времени позволить для себя расслабиться,» ? пронеслось в голове Ти Спирса. И Уильям расслабился.
? Мне надоела твоя опьяненная чушь, ? глас Ти Спирса напоминал отдалёкие раскаты грома, ? Так что будь разлюбезен заткнуться и слушать всё, что я для тебя скажу.
Глаза Сатклиффа изумлённо расширились: на его памяти начальник никогда не позволял чувствам взять верх над собой так, чтоб опуститься до рукоприкладства.
? Уилли...за что ты так?.. Я же... мне же... ? красноволосый сбился на непонятное хныканье.
? Хватит, ? резко оборвал истерику Ти Спирс, ? Я, кажется, попросил тебя заткнуться. Что ж, для особо непонятливых... ? Здесь он очень потянул волосы Грелля вспять, и тот прогнулся и зашипел от боли. ? Шипишь? Это я должен шипеть, милый. После всех твоих закидонов.
Уильям откинул слабо трепыхающегося Сатклиффа на кровать и, нависнув сверху, продолжил обвинительную речь:
? Ты, Грелль, очень почти все для себя позволяешь. Привлекаешь внимание своим вульгарным видом, строишь глазки всем, находящимся от тебя в радиусе 10-ка метров. Твой «Себастья-янчик», которому ты готов башмаки вылизывать, как узреешь... Твои «мальчики» с земли... Для тебя плевать, с кем трахаться? Носишься по Департаменту целыми днями, заигрываешь со всеми у меня на очах... Чего ты этим добиваешься? Хочешь довести меня до белоснежного каления? Поздравляю, для тебя это удалось, ? последнюю фразу Уилл практически прорычал. Грелль, под воздействием ужаса, вялости и алкаголя не сумел ответить на эту тираду ничего вразумительного. Его лупила большая дрожь: таковой Уилли его стращал. Ти Спирс нависал над ним, расставив руки по обе стороны от его головы, изумрудные, практически чёрные в момент ярости, глаза испепеляли его, вызывая чуть не судороги во всём теле. Да, Уильям всегда был скор на экзекуцию, но на данный момент Греллю стало по-настоящему жутко. Очень уж зло смотрели на него эти обычно прохладные глаза.
? Шлюха, ? сказано было на выдохе, брошено в лицо, выплюнуто этими тонкими губками. Этого Грелль стерпеть не мог.
? Нет, ? Грелль постарался вложить как можно больше вескости в это куцее слово, но глас сорвался на хрипение.
? Да ну? ? рыкнул Уилл, практически лаского проводя по разметавшимся красноватым волосам, но здесь в затылок вонзилась тысячеигольная боль: Уилл вновь намотал пряди на кулак. ? Шлюха, самая реальная. Вульгарная, бесстыжая. Не напомнишь, с кем ты провёл нынешний вечер? ? рука свирепо тянула волосы, заставляя Грелля прогибаться в попытке избежать новейшей боли.
? Не смей! ? взвизгнул красноволосый. ? Не смей именовать меня так! Я для тебя ни в чём не клялся! Я не твоя собственность!Что желаю, то и буду дела... ? договорить ему не отдала всё та же рука, выпустившая копну из захвата и хлёстким ударом ожёгшая щёку.
? Нет, милый, ? голосом Ти Спирса можно было замораживать, ? я, кажется, уже упоминал, что гласить сейчас буду я.
Возмущённый, рассеянный, оскорблённый и рассерженный Грелль попробовал выкрутиться из-под начальника, но тот не отдал ему, обездвижив прижав бедро злосчастного коленом и перехватив руки над головой.
? Видно, обычный речи ты не понимаешь. Что ж, придётся подтвердить слово делом, ? и, не теряя ни секунды, заткнул Сатклиффа грубым поцелуем. Из глаз Грелля текли слёзы бессильной ярости и злости, он попробовал укусить Уильяма, но железные пальцы, потянувшие его подбородок вниз, не дали ему этого сделать, но красноволосый не собирался сдаваться. Он закончил сопротивляться, позволив Ти Спирсу немного расслабиться, а позже резко замкнул челюсти. Кажется, он прокусил начальнику губу, но это было не принципиально. Подсознательно отпрянувший Уильям чуток ослабил хватку, дав тем Греллю возможность освободиться, но далековато уйти красноволосому не отдал; Грелль был схвачен поперёк талии и отброшен назад на подушки, лицом вниз. Уже через секунду он ощутил, как ему заламывают руку, как бьётся в шейку нередкое, неровное дыхание, как такие родные, но такие грубые на данный момент руки срывают плащ и блузку с плеч...
Это было безумием, опьяненным бредом. Не мог его Уилли быть таким: грубым, чужим, брутальным. Зубы вонзались в шейку, плечи; губки терзали нежную кожу, оставляя под ней кровавые потёки; руки скупо накручивали на кулак волосы, заставляя выгибаться и стонать от боли. Будто бы в Уильяма вселился бес. «Демон... в Уильяме...» ? сама идея об этом принудила Сатклиффа истерически всхлипнуть. Это было бы забавно, если не было бы так страшно, если б не происходило тут и на данный момент.
Резко дёрнув красноволосого за руку, Спирс перевернул того на спину и придавил содрогающееся тело к кровати. Из глаз Грелля текли слёзы, но выражение их оставалось дерзким и гневным, что только распалило ярость Уильяма; он приник к опухшим и искусанным губам, сразу стаскивая с хахаля брюки и лаская уже наполовину возбуждённый этой вознёй член Сатклиффа. Лицо красноволосого исказилось гримасой удовольствия, он пробовал подавить внутри себя стоны, но не преуспел, терзаемый неспешными движениями руки начальника. Но когда подушечки пальцев просительно задели его губ, Грелль резко отвернулся, не хотя сдаваться так просто. Тогда его подбородок был опять стиснут металлической цепкой, и императивные губки и язык принудили подчиниться. И Грелль уступил, позволил целовать, кусать себя, послушливо облизал пальцы, сморщился от дискомфортного проникания, пытаясь несильно напрягать колечко мускул. Он вскрикнул, когда Уилл вошёл в него, сходу, одним резким движением, сам впился безжалостным поцелуем в плечо хахаля, ощущая свою и его дрожь, чувствуя жар, сжигающий изнутри, смешавший в единый нескончаемый калейдоскоп боль, страсть, ревность, обиду, удовольствие. И в конце концов, ? взрыв, звёзды, мгла...
Немного придя в себя, Уильям расцепил конвульсивные объятья Сатклиффа, разумеется, отрубившегося от коктейля эмоций и чувств. Усмехнувшись, он лаского вытер солёные капли с лица Грелля и аккуратненько стащил сапоги и обретавшиеся в районе щиколоток брюки. Перевернув обмякшее тело к для себя спиной, он обнял хахаля поперёк животика и уткнулся носом ему в шейку. Через минутку над недавнешним полем битвы раздавалось только мирное посапывание.
Утро субботы Уильяма Ти Спирса, Главы английского Департамента организации «Несущие Смерть», началось совсем обыденно. Высвободившись из тёплого кокона одеяла и скользнув близоруким взором по лежащей на примыкающей подушке гриве бардовых волос, он ступил босоногими ногами на прохладный пол и размял затёкшие после сна мускулы. Чуток поморщившись от болезненных чувств в укушенном плече и расцарапанной спине, взор Уильяма опять возвратился к разметавшемуся во сне красноволосому жнецу. Тот, как будто почувствовав это, открыл глаза и потянулся, застонав от противных чувств. Недоумённый взор кошачьих зелёных глаз наткнулся на изучающий взгляд прохладных.
? Уилли, ? глас Грелля был тихим и слабеньким ? сказывалось похмелье, ? а что вчера было?
? Ты испил излишнего и устроил шоу, ? лицо Ти Спирса было непроницаемым.
? А-а, ясно... Я вчера зажёг, да? ? даже невзирая на одичавшую боль в голове, Грелль лучился самодовольством. Ещё бы, развести вечно сдержанного и неприступного начальника на жаркий секс ? такое сумел бы провернуть только он.
Ничего не ответив, Уилл направился в сторону ванной, по пути думая: «Как отлично, что он никогда ничего не помнит,» ? и, удовлетворенный собой, жизнью и Греллем, продолжил собственный ежеутренний обряд.
Просмотров: 157 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Статистика



Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0