Школобосс на каникулах в стиле Варии - 25 Апреля 2013 - ALL FICS
Воскресенье, 26.02.2017, 15:43 | Приветствую Вас Гость

ALL FICS

Главная » 2013 » Апрель » 25 » Школобосс на каникулах в стиле Варии
13:28
Школобосс на каникулах в стиле Варии

Школобосс на каникулах в стиле Варии


Katekyo Hitman Reborn!
Персонажи: Гокудера, вся Вария, Тсуна
Рейтинг: PG-13
Жанры: Юмор, Стёб
Размер: Мини, 5 страничек
Кол-во частей: 1
Если встретите грамматическую либо стилистическую ошибку в тексте, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите CTRL+ENTER.
Нервно теребя пальцами край телефонной книжки, Гокудера набирал номер, обозначенный в телефонной книжке как «Вария. Связь». Всё это было очень подозрительно, ну и личная фантазия Хаято заставляла его сердечко скакать в груди от волнения за Джудаймэ. Хранитель кольца урагана повсевременно курил и от него за милю несло валерьянкой. Так, что даже Ури повсевременно путалась под ногами не вцепляясь в их, а стремясь, быстрее, протереть дыру на шкуре, нескончаемо длительно ласкаясь в приступе валерьяночного опьянения.
В конце концов, после нудных телефонных гудков на том конце соизволили взять трубку.
В это время в кабинете Занзаса.
— Эки но тикаку дэ.. – шеф подсмотрел в книгу, — …томодати о…
— Шеф, — тихо и боязливо одёрнул его Леви, и Занзас опять мимоходом заглянул в ответ.
— Томодати ни аймас! – окончил он, — Эки но тикаку дэ томодати ни аймас.
Раздался телефонный звонок. Уникальность этого происшествия принудила Леви вздрогнуть от неожиданности так, что на пол попадали все учебники японского, которые он держал на коленях, а Занзаса поглядеть в сторону телефона с лицом «ояебу» 0_о.
— Минуту… — многообещающе бросил шеф Леви А Тану, потянувшись за трубкой, — Да, — ответил Занзас, поднеся к уху трубку, — Кто? Гокудера? Какой Гокудера? Кто он таковой? Вонгола? Бисёнен? Девчонки сохнут? Ну а мне ранее какое дело??? Со мной побеседовать? Про Саваду? Про старшего либо про младшего? Я про обоих не желаю гласить. Бл*дь!! Да что нужно!? Что означает не разбивать телефон!? – Занзас резко выдохнул, — Хорошо, давай, соединяй.
В трубке пошквырчало и за этот период времени шеф успел закинуть на стол ноги.
— Ну, — скорчил шеф недовольную морду, услышав что-то наподобие приветствия в трубке, — Волнуешься за собственного бо… слушай меня пристально. Твой шеф – сопля в скафандре. То, что Иемитсу притащил его сюда – не моего разума дело. Ребёнок накормлен, напоен, потрахан и пристроен к делу. Не знаю я, кто его трахает. Этим Луссурия занимается. Да что ты орёшь, мусор, вернётся твой Савада – сам скажет… Всё! Отвали! Я занят, — и Занзас с звучным гулом повесил трубку, заодно сталкивая аппарат со стола, чтобы тот уже наверное больше не звонил никогда, — Вот что именуется сделай одну уступку и во веки веков не отмоешься… Ты слышал?
— Да, шеф, — кивнул Леви.
— Свихнуться можно с этими долбо*бамии молодыми… На чём мы тормознули?
— 5-ая снизу строчка.
— Мм… — ища очами пятую строку учебника, промычал шеф.
— Я должен выручить его оттуда!!!! – скакал Гокудера вокруг телефона, держась за голову руками, — Как я мог не поехать с ним?! — плохо сдерживаемые рыдания, — Прости меня, Джудаймэ, я был должен сходу последовать за тобой! Прости, — откровенные рыдания со слезами, соплями и платочком.
Все эти эмоции, не обнаружив для себя более достойного внедрения, сосредоточились прямиком в пере, которое Гокудера вот уже много лет прятал в заднице и, налившись разрушительной силой, вышибли его из дома навстречу смертельной угрозы и офицерскому составу Варии.
Спустя полсуток, Гокудера уже был у дома Варии.
— Скажем спасибо дяде Шамалу, за то, что у него есть водительские права и что он так мягкосердечен, чтоб оказать для тебя еще одну услугу, мой небольшой друг, — вздохнул Шамал, останавливая собственный старенький фиат перед заездом в ворота.
— Спасибо, — пробурчал Гокудера, уминаясь в угол салона с очень недовольным и нахмуренным видом.
Подождав открытия автоматических ворот, Шамал вкатил на местность дома.
— Ну всё, далее сам, — сказал Шамал, останавливаясь рядом с крыльцом.
Гокудера вылез, и не успел он ещё как надо осознать, какого чёрта он здесь делает, как Шамал здесь же покинул его, скрывшись за воротами совместно с фиатом.
— Супер-пупер, — пробормотал Гокудера, поднимаясь к входной двери.
Он позвонил в дверь, но ни звука, ни какого-нибудь деяния не вышло.
— И? – помрачнела Гоку-тучка ещё активнее.
Он постучал, сетуя на неисправность звонка, да и это не посодействовало ему попасть вовнутрь дома. Уже практически собираясь подорвать дверь, он услышал подозрительные звуки, но, очевидно, не пошёл глядеть, что их производит. Что он кретин кидаться на хоть какой звук? Нужен был хоть некий маломальский докажи, чтоб двинуться с места. Но он не замедлил явиться следом за звуками. Обоснуем оказался Бельфегор.
— Пойдём, — позвал он, скрываясь за колонной, из-за которой только-только пришёл.
Гокудера, не будь он Такеши, обычно над поступками длительно не задумывался, но здесь и ему пришлось немного зависнуть до предстоящей перезагрузки.
— Эй, ты! — позвал Бэл, выглянув опять и приложив ладонь ко рту, — Иди за мной, если хочешь попасть вовнутрь дома, — он указал на закрытую дверь.
Помявшись с полсекунды, Хаято всё же решил последовать за царевичем, прикинув, что в случае чего всегда сумеет отбиться пинками. Пройдя повдоль дома, он вошёл приоткрытую дверь и увидел – ещё одну приоткрытую дверь! Миновав её, он очутился в кухне, которая сама собой не представляла никакого энтузиазма, если б среди неё не стояли Бельфегор и Фран и не пекли домашние вафли.
— Хочешь вафельку, шишиши? – поинтересовался Бэл, наливая тесто в вафельницу.
Гокудера негативно помотал головой.
— Какого здесь происходит, где Джужаймэ!? – в один момент вспомнил Хаято о цели собственного приезда.
— Выйдешь вон туда, по коридору до конца, позже по лестнице, — Бэл облизал запачканные в сладком тесте пальцы, — На самый верх. Там его найдёшь. Ты, кажется, похудел с нашей последней встречи, а, шишиши…
— Может быть у Вас паразиты… — сделал предположение Фран, — Не затягивайте с этим…
— Лягушка, молчи, — ткнул Бэл Франа в плечо.
— Может быть, у Вас тоже, сэмпай? Вы мыли руки перед готовкой?
— Заткнись, ши-ши.
Гокудера же покинул поле боя фоном к этой дискуссии и скоро уже бежал по коридору в поисках лестницы.
— Для чего Вы произнесли ему, что там Савада, сэмпай? – спросил Фран, когда они с царевичем остались одни на кухне.
— Пусть побегает, поищет, шишиши, — улыбнулся Бельфегор.
— Ваш юмор как обычно неповторим, — съязвил Фран, вытаскивая вафлю.
Тем временем, Хаято нашёл лестницу и был готов к тому, чтоб начать восхождение.
— А вот и она! Джудаймэ, я уже иду!!
Миновав приблизительно 10 лестничных маршей, Гокудера вполз на последнюю площадку, тяжело дыша и, отдышавшись, сперва ломанулся в единственную дверь.
Не успел он и шага сделать в комнату, как получил в нос тонфу.
— Гагомо гуа!!!!? – выругался обычно солидный Хаято, зажимая хлынувшую из носа кровищу и вскакивая, обернулся.
Перед ним, закрыв дверь ногой с размаху, оказался Кёя.
— Ты?? – выпучил Гокудера глаза.
Судя по выражению лица Хибари, у него в голове также шёл нехилый анализ событий, в итоге, он даже немного опустил Тонфу, решив, что кровоточивый Гокудера совсем не небезопасен.
— Убирайся из моей комнаты, — заявил Кёя.
— Твоей комнаты!? Что ты тут делаешь!?
— М… прохожу практику. Будь добр – оставь меня в покое.
— Но ты мне нос сломал!!
— В последующий раз сломаю череп, — Хибари открыл дверь, доброжелательно приглашая Хаято покинуть помещение.
— Но если тут ты, то где Джудаймэ? — пятясь боком к выходу, спросил Гокудера.
— На втором этаже… я его лицезрел, — смахнув кровь с тонфу, ответил Кёя, отворачиваясь.
— А.. ага… — запрокидывая голову двинулся Хаято за дверь.
— Стой, — послышалось со стороны Хибари.
— Стою, — застыл Гокудера на месте.
— Лестницу всю закапаешь, — послышался выдох, после этого шаги по комнате, — Руки убери, — тоном приказа.
После чего, как это ни чудесно, но мордаха Хаято была начисто вытерта увлажненной салфеткой, а кровь остановлена, сам же обладатель разбитых носопырок с страхом взирал на смертоносного Кёю, который закатав рукава, молчком занимался всем этим. Что ужаснее – Бельфегор с вафлями либо Кёя с ватками Гокудера ещё не решил.
— Все, проваливай, — окончив, Хибари выставил Хаято за дверь.
Сейчас ориентироваться можно было лишь на слова Хибари – итак, 2-ой этаж.
2-ой этаж повстречал Хаято надуманным спокойствием и практически через полминуты разразился кликами с лестницы.
— Шеф, бля!!! – послышался опьяненный глас.
— Тссссс… — шептал другой, — Держись за поручень!
— Отстань.. Дино…
— Да я один не дойду, не кидай… постой, не роняй меня!
— Вооой!! – и звук, будто бы что-то тащат по лестнице.
— Ай! Голову больно!
— Чему там.. – непотребные звуки, — болеть!?!? Кретин!! Иди, засранец, ты снова падаешь!! Для чего ты отпустил Ромарио!?
— Он пьёт, как лошадка!
— Вот и пил бы с ним! Бваха!!
Здесь процессия наконец взобралась на 2-ой этаж, где Гокудера дальновидно забился от испуга в первую попавшуюся комнату, куда, как на зло, спустя мгновение ворвались и опьяненные Супербиа и Каваллонэ, поддерживающие друг дружку.
— Пьяяянь!! Не дыши на меня, кретин!!! – кричал Скуало, скидывая с плеча Дино прямо на пол и, морщась от перегара, шатаясь, принялся добираться до кровати без помощи других. Благо на пути было много мебели, за какую можно было ухватиться.
Упав на кровать, мечник подтянулся до подушки и, вытянувшись в полный рост, затих. Дино же с тихими чертыханиями полз к кровати с упрямством дробящего мустанга!
— Ну вот… — стягивая одеяло из-под Супербии, промямлил он, закидывая ногу на кровать и залезая на неё.
— Олень… Ну-ка успокоился!.. – прикрикнул на него Скуало.
— Скуало, детка, иди ко мне… — с этими словами, Дино напористо полез лобзаться.
— М..мм.. Отвали, ган*он!! – прокричал Супербиа, врезая коню в животик и вытирая простыней губки, — Меня щас вырвет от твоих нежностей!! – и он саданул ногой в тело Дино, сваливая его на пол, с которого он с таким трудом взбирался на кровать.
— Больно, — проныл Дино, потирая бок.
Но на кровать он больше лезть не рискнул, стягивая подушку, укладываясь и укрываясь ковриком.
Всё это время Гокудера, прикинувшись торшером, стоял за шкафом и хуел от всего слышимого. Уловив краем уха сонное сопение, он сделал попытку выглянуть из-за шкафа: казалось эти двое заснули. Перекрестившись, хранитель кольца урагана, вышел из убежища и быстренько, на цыпочках, ускользнул в коридор, прикрыв за собой дверь.
— Скотина, — проворчал Скуало, — Торчал здесь всё это время, ещё и дверь за собой не закрыл… отброс тупой..
А Гокудера продолжал поиски, исследуя коридор.
— Что вообщем за чушь, чего я натужился!? Подумаешь! Кучка кретинов! – с каждым словом Хаято смотрелся всё более смелым, — Мне нужно отыскать Саваду, а на всех других – плевать!
Недружественное рычание из-за угла оборвало его тираду. По телу пробежала дрожь. Мягко ступая лапами по ковру, из угла выплыл большой и величавый тигролев Бестер, он же Беста, Веста – кому как нравится. Хаято не растерялся и здесь же вскрыл свою коробку.
— Ури! Фас! – Гокудера указал на гигантскую зверюгу с яростным выражением лица.
— Миааау! – ответила Ури, подошла к Бестеру, потёрлась о его лапу и с боевым кличем ринулась на владельца.
— Уу-ри!! – улепётывая в обратную сторону, выл Гокудера, слыша, как следом за кошкой тронулся с места и тигролев, — Предательница!!!
Гокудера нёсся к окну и спасительной лестнице – он готов уже был возвратиться к Кёе, только чтоб эти два животных оставили его в покое! Он обернулся, краем уха поймал скрип двери, шаги и чьи-то голоса перед собой и, не успев среагировать, вписался с размаху во что-то не очень твёрдое.
В 1-ое мгновение Гокудера даже поразмыслил, что всё могло кончиться ужаснее, но как он поднял взор, сообразил, что ужаснее и быть не может.
— Шеф, позвольте я… — послышался глас Леви откуда-то со стороны и Занзас поднял руку, чтоб тот оставался на месте.
Пока всё это происходило, Хаято отлепил лицо от груди шефа Варии, отпрыгивая и готовясь, возможно, биться, потому что непроизвольно Занзас выхватил пистолет и…
— Воой!!! Можно потише!? У меня башка трещит!! – послышался глас из комнаты неподалёку, после непонятное мямленье, резвый топот, звук резко рассечённого воздуха и – мгла.
Очнулся Гокудера в положении лёжа и с влажным полотенцем на голове.
— Оу… — дотронулся он до гудящей головы.
— Ты пришёл в себя!?
Хаято приподнял повязку и увидел собственного дражайшего Джудаймэ.
— Тсуна! – он желал спрыгнуть с кровати, чтоб побить челом об пол, но у него ничего не вышло, и он, уронив голову назад на подушку от невыносимой мигрени, бухнулся вспять, — У меня такое чувство, как будто мне врезали бейсбольной битой по голове… — простонал Гокудера.
— Кхм, — Тсуна побагровел, косясь на стоящую неподалёку биту, — Видишь ли…
— Что!? – взорвался Луссурия ранее молчком ходящий по комнате, — Я тоже поразмыслил, что ты, сладкий мой, какой-либо ворюга! – он сложил руки на груди и позёрски отбросил чёлку с глаз.
— Так это был ты!? – выпалил с ненавистью Хаято.
— Прости, Гокудера! – в один момент начал умолять Тсуна, — Я тебя стукнул! Я правда поразмыслил, что ты вор, прости! Я не специально!
— Ээээ… Джудаймэ… — выпал в осадок Хаято.
— И вприбавок ко всему Занзас сейчас выгоняет нас отсюда, — виновно улыбнулся Тсуна.
Сердечко Гокудеры возликовало.
— Мой дорогой, если хочешь, я поговорю с ним, — с глубочайшей печалью в голосе произнёс Луссурия, приложив ладонь к щеке, — Он разозлился, но он отходчивый…
— Нееет! – сразу отказался за обоих Гокудера, — Мы едем домой! В Японию! Хватит! Да, Джудаймэ?
— Да, я уже пробыл тут довольно, — он улыбнулся.
Луссурия поглядел по сторонам и, наклонившись к Тсуне, тихо произнес:
— Но телефончик ты мне оставишь на всякий случай?..
— Нет!!! – оборвал Гокудера.
— Ой-ой-ой, — отшатнулся Луссурия, — Какой у тебя ревнивый мужик!
— Я не… — начал было Гокудера, — Мы не такие!
— Ладно-ладно, я пойду, сделаю для себя бокал мохито, — Луссурия отчалил к дверям, — Оставляю вас наедине, — сделав бровями трололо, он вышел и закрыл за собой дверь.
Уже в самолёте Гокудера вспомнил, что запамятовал Ури.
Луссурия никогда не звонил Тсуне после чего варианта.
Занзас выкинул Дино в окно со второго этажа, потому что Ромарио при нём не было. Дино сломал обе ноги и два ребра.
Занзас сдал японский на 4 кю и подарил Леви шоколадку. Спустя 264 года шоколадку отыщут археологи.
Опохмеляться Скуало пришёл к Хибари. Они спели несколько раз гимн Намимори в 3-ем часу ночи, после этого пришёл Занзас и утащил его в свою спальню, чтоб преподать урок ночного бдения.
Спустя 265 лет после того, как археологи отыскали шоколадку Леви, он пришёл из прошедшего и забрал её, таким макаром, произошёл временной казус – у Леви стало сходу две шоколадки от шефа. Больше временной континуум за шоколадками Леви не пустил.
Бэл и Фран налепили вафель, обожрались ими и были счастливы.
Шамал продал собственный старенький фиат и купил электробритву.
Иемитсу, когда вызнал об инциденте с Тсуной (беря во внимание то, что он сам бросил отпрыска в стан противников, именуя это «каникулами»), очень бранился и был очень недоволен, после этого взял и вырвал из телефонного справочника страничку с «Вария. Связь», разорвал на маленькие куски, сжёг, размешал в бокале с шампанским и испил во время боя курантов.
Конец.
— Будешь ещё с Каваллонэ пить, ублюдок!?
— Буду, кон..ямнямням…
Просмотров: 149 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0