Вторник, 25.07.2017, 11:29 | Приветствую Вас Гость

ALL FICS

Главная » 2013 » Апрель » 25 » Шутки Судьбы
13:31
Шутки Судьбы

Шуточки Судьбы.


Naruto
Персонажи: Учиха Саске /Харуно Сакура, Учиха Итачи, Узумаки Наруто.
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, Драма
Предупреждения: Погибель персонажа, OOC
Размер: Мини, 8 страничек
Кол-во частей: 1
— Да за что они так со мной? — орал юноша, пытаясь подняться на ноги.
— Успокойся Саске, прошу тебя, успокойся, и дай мне оглядеть твою рану, — трясущимся от волнения голосом, протараторила испуганная розоволосая женщина, стоявшая рядом с парнем. Она пробовала посодействовать ему встать с земли, но он отталкивал ее и не давал к для себя приблизиться.
— За что?— юноша гневно колотил землю руками. На запятанных пальцах где-то уже выступила кровь.
— Саске! – женщина навалилась на юного человека сзади, и прочно схватила его запястья своими роскошными пальчиками. — Закончи! — плача орала она на ухо парню. — Закончи… — склонившись поближе к его плечу, женщина уткнулась в него носом и в глас заплакала.
— Сакура, не нужно…не плачь, я тебя умоляю. Для тебя нельзя так волноваться, это может навредить нашему малышу, — бережно шепнул Саске, вырывая свои руки из хватких кандалов собственной возлюбленной.
— Саске…— через рыдания шептала Сакура. — Позволь я помогу для тебя встать, пожалуйста… — женщина прижалась поближе к парню, лаского поцеловала его в шейку и прочно обняла.
Юноша осознавал, что самому ему не встать. Он так и не научился стопроцентно держать под контролем свое тело после того как ослеп.
Да и принять помощь от собственной беременной жены молодой Учиха не мог. Гордость не позволяла ему опуститься до такового. Он и так в последние три месяца ощущал себя бесполезным калекой, который вечно нуждается в чьей-то помощи.
— Сакура, позволь мне самому это сделать. Не обижайся, родная, но я должен встать сам. А на данный момент отпусти меня, пожалуйста, по другому ты меня задушишь, — наигранно улыбнувшись, ответил юноша. Он аккуратненько коснулся сильных рук собственной жены и принялся лаского разглаживать их своими вымазанными в грязищи и крови пальцами.
— Ой, прости! — в миг перестав рыдать, растеряно выпалила женщина. Она резко разжала свои объятия, выпрямилась и густо побагровела. «Вот я растяпа!» — задумывалась Сакура, глядя на собственного жениха, сидячего на земле. «Даже от каких-либо малышей не смогла его защитить! Никчемная дуреха!» — ругала она саму себя, вспоминая недавнешние действия. Куноичи, как в повторе, опять и опять лицезрела собственного возлюбленного, падающего на землю после того, как в его голову попал солидный размеров камень. «Ну почему все они никак не успокоятся? Уже три месяца прошло с того времени, как его отыскали у ворот деревни»
Меж тем Саске, немного пошатываясь, встал и схватился за голову. Ему было очень больно. Юноша сходу и не направил внимания на то, как очень ему разбили голову. В его уме не укладывалось все то, что стало происходить с ним после того, как он очнулся в лазарете. Молодой Учиха стал изгоем. Даже не так. Он стал человеком, которого все терпеть не могут. А почему? Этого ему никто не мог разъяснить. Ранее, когда все нападали на Наруто, ему даже жаль его не было. Он и сам не раз подкалывал лисеныша и не упускал способности указать блондину на его место. Но сейчас, когда он и сам оказался в схожем положении, юноша сообразил, как не сладко живется таким людям.
— Саске, аната! — Сакура подбежала к юному человеку и приобняла его за талию, перекидывая его руку для себя на плече, помогая ему тем удержаться на ногах. — Пойдем домой? — целуя парня в щеку, с надеждой проговорила женщина.
— Пожалуй. Хватит прогулок на сей день. И да, милая, давай пойдем через парк. Я не желаю, чтоб меня лицезрели в таком состоянии.
— Эта ваша чертова гордость! «Я Учиха, а Учихи не могут показать себя слабенькими!» Все в прошедшем, понимаешь? Твой клан уже не самый главный в деревне. Пора бы уже смириться с этим, Саске, – тихо окончила она.
— Да, это так! Но честь и достоинство никуда не могут пропасть, что бы ни вышло. Я бы никогда не кинул собственный клан и свою деревню. Я всегда старался ровняться на собственного брата, который до последнего вздоха жил ради Конохи.
Сакура приметно напряглась. Ей всегда становилось жутко, когда Саске начинал гласить о брате. Этот хладнокровный убийца клана и предатель деревни не давал девице расслабленно спать. Она страшилась, что когда-нибудь Итачи возвратится, чтоб окончить свое дело, и уничтожит ее возлюбленного.
— Держись за меня. Мы пойдем той дорогой, которую ты выберешь.
Весь путь до дома они молчали. Сакура не знала, что сказать собственному жениху. Она итак сейчас много излишнего наговорила. А Саске задумывался о том, что произнесла его жена, понимая, что она почти во всем была права. Но юноша не мог ей в этом признаться, ведь Учихи не позволяют для себя совершать подобного. Она же все-же дама, и ей не положено учить мужчину как ему жить.
Пара жила в поместье клана Учиха. Когда последний из его представителей вышел из поликлиники, юноша наотрез отказался переселяться оттуда, мотивируя это тем, что до того момента как его родные возвратятся с задания, он должен оставаться тут и заниматься всеми делами. Сакуре всякий раз становилось не по для себя, когда она слышала схожее от собственного возлюбленного. Женщина не понимала, почему у Саске такие странноватые мемуары. Куноичи понятия не имела, что с ним сделал Орочимару, и почему ее любимый так поменялся.
— Саске, давай я приготовлю для тебя обед, а ты пока приляжешь отдохнуть, — предложила женщина, бинтуя парню голову.
— Да, думаю, это будет кстати. Я очень утомился и у меня кружится голова, — съежившись от боли, пробормотал юноша.
— У тебя сотрясение мозга. Я уверенна в этом. Ну почему ты не даешь мне пользоваться собственной силой и вылечить твои раны? — обиженно пробурчала Сакура, поджав свои пухлые губы.
— Милая, ты помнишь, что произнесла для тебя Цунаде?
— Хай, хай… Что внедрение моей силы вредит развитию нашего малыша. Но, Саске, это не может играть роли, если это касается тебя. Я думаю, наш малыш тоже бы желал, чтоб его папа был здоров. По последней мере, так как это может быть… — женщина поглядела на пустые глаза собственного жениха и у нее невольно полились слезы.
— Не плачь, родная… Все отлично, — Саске протянул руку к лицу Сакуры и принялся учить его своими тонкими пальцами. Остановившись на губках собственной любимой, он легонько провел по их контуру и подался вперед.
Юноша отлично исследовал Сакуру за все это время. Она повсевременно была рядом с ним, когда он был в лазарете. Так что на данный момент юноша верно расслышал боль в голосе собственной жены. «Ну почему я ранее никогда ее не замечал?» — с сожалением поразмыслил юноша, лаского целуя плачущую даму. И их любовь, переплетаясь с соленой водой, была сладка и великолепна.
В это время в лесу, окружающем деревню укрытого листа четыре неведомых разбивали лагерь. Этот маленький отряд избрал очень комфортное место, ближе к реке.
— Суйгетсу, ты криво поставил палатку! — Орала красноволосая женщина.
— Отстань, Карин! Очкастая стерва! — кривляясь, зло прошипел юноша с волосами цвета луны и большущим клинком за спиной.
— Умолкните оба! Мне птичек не слышно из-за вас! — кричал рыжеватый юноша крепкого телосложения откуда-то из леса.
«Хороша команда» — поразмыслил наблюдающий за всем этим бесчинством очередной член этого отряда — высочайший, прекрасный юноша. Его волосы, цвета вороньего крыла, очень выделялись на фоне белой кожи. А глаза… Его глаза… В их можно было прочитать смертельную тоску и вялость... И ненависть…
— Закончите весь этот балаган! Вы сами за мной увязались, потому прошу не мешать мне и вести себя тихо. По другому вы понимаете, что может быть, — еле слышно проговорил брюнет и направился к реке. Другие участники команды, не глядя на то, что произнесенное им тяжело было бы расслышать даже человеку с очень неплохим слухом, затихли, понимая, что юноша не шутит.
— Да что сейчас с Итачи творится? – вдумчиво пробормотал Суйгетсу, обращаясь к Карин.
— Не знаю. Но он наш фаворит, так что пусть поступает как желает. Я ему ничего не буду гласить и с расспросами не полезу, — боязливо посматривая в след удаляющемуся Итачи, ответила женщина.
Меж тем изготовления обеда в доме Учих подходило к концу. Сакура вымыла руки и начала доставать тарелки. «Надо проверить Саске, как он там?» И здесь в дверь кто-то постучал. «Кто бы это мог быть? Как бы мы никого сейчас не ждали» Куноичи с опаской начала медлительно приближаться к входной двери, держа сюрикен наготове.
— Кто там? – ровненьким голосом проговорила она, встав рядом со стенкой, и приняв оборонительную стойку.
— А Сакура — тян, это я! Мне стало скучновато, и я решил вас навестить, пока у меня нет никаких миссий. Открывай! – бодро отвечал человек, стоящий за дверцей.
— Если это тот о ком я думаю, то ты должен знать, когда Саске возвратился в деревню? — все еще не открывая дверь, спросила усмотрительная женщина.
— Так Сакура – тян, что за вопросы такие? Какая же ты стала подозрительная, как забеременела.
Услышав о том, что гость в курсе ее увлекательного положения, Сакура расслабилась, и открыла напористому юному человеку.
— Наруто, ты бы еще на всю деревню проорал, что я жду малыша! Просила же тебя не упоминать об этом так открыто! – кладя сюрикен в кармашек, недовольно отчеканила она и погрозила блондину пальцем.
— Гомэн, гомэн! — улыбаясь во все 30 два зуба, забавно пропел незваный гость.
— Ты прощен, Наруто. Тем паче я только-только приготовила обед. Думаю, Саске будет рад тебя созидать. С неких пор он только о для тебя и гласит… Думаю ваше соперничество наконец сзади.
— Да, я тоже так думаю. Мне так просто и приятно с ним разговаривать с того времени, как его выписали. Вот что любовь с человеком делает... — почесывая затылок, юноша вошел в дом и направился совместно с куноичи на кухню.
Сакура была рада тому, что Наруто пришел к ним конкретно на данный момент. Ей было не по для себя, когда Саске обижали. А это безизбежно происходило каждый денек. И вот сейчас он в первый раз сорвался. После того как они стали встречаться, молодой Учиха не позволял для себя таких проявлений чувств. Он был ласковый, нежный, хороший, рачительный, но не таковой… Не таковой злой… брутальный… полный ненависти ко всем…
«Я не могу больше закрывать глаза на конфигурации в его памяти, не могу — задумывалась женщина, расставляя столовые приборы для Наруто. — Цунаде – сама права, это конкретно из-за этих мыслей у меня появились трудности с ребенком».
— Сакура – тяяян! Ээй! — оборвал ее мысли блондин. — Ты какая-то странноватая! Случилось чего?
— Случилось…— обидно пробубнила женщина, накладывая рис в плошки.
— Что? Не томи, Сакура – тян!
Наруто вскочил со стула, и встал напротив собственной подруги.
— Что случилось? – сжав от злобы зубы, гневно проговорил юноша, еле сдерживая злоба.
Глаза Сакуры заполнились слезами. Она никогда не могла ничего утаить от этого лисеныша.
— Соседские мальчишки…Они игрались на улице, когда мы с Саске шли из магазина. Какой-то из них, Яко, по-моему, начал тыкать в нашу сторону пальцем и что-то шептать на ухо собственному другу, временами смеясь. Я поглядела на Саске, а в это время один из мальчиков кинул ему в голову камень. Я даже не смогла его изловить, понимаешь? — гласила куноичи, закрывая лицо руками и горько плача.
— Тише, милая, тише… Подойдя поближе и обняв даму, успокаивающе бурчал блондин, гладя ее по голове, как малыша.
— Я! Я! А он свалился! Свалился и из его головы потекла кровь. Она струилась у него по лицу, а мне было так жутко… И он сорвался… — уткнувшись в грудь другу, еле выговаривала Сакура через истерический плач.
— Сорвался означает…— с томным выдохом шепнул Наруто. — Сакура, этого стоило ждать. Он итак длительно держался.
Женщина подняла на блондина свои зеленоватые глаза и удивленно смотрела на него, все еще плача.
— Саске совершенно не таковой, каким был ранее, и эти мемуары его… Ты же понимаешь, о чем я говорю? — суровым голосом продолжил юноша, все еще держа Сакуру за плечи.
— Нет… Это просто так бывает! Шок, может быть утрата памяти, а может это Орочимару постарался? Либо Кабуто что-то ему ввел?! Мы же ничего не знаем о том времени, которое он провел вдалеке от нас! — с надеждой протороторила куноичи, в душе понимая, что это всего только отговорки. Юноша напротив нее молчком покачал головой, давая осознать, что все не так.
— Нет, нет же! У нас только все начало налаживаться! И это ничего, что он слепой. Цунаде – сама обещала изучить старенькые свитки. Ну и я помогу ей с исцелением Саске, когда наш малыш появится на свет. Но в одном ты прав, его память… Помню в тот денек, когда Саске отыскали около ворот деревни еле живого, я просидела около него всю ночь, и он тогда много гласил… Говорил во сне… Он вспоминал брата, раз за разом повторяя его имя и прочно сжимая кулаки от ненависти, которая всегда переполняла его. А на утро, когда он очнулся, все будто бы с ног на голову перевернулось. Возлюбленный начал говорить о том, как желает возвратиться домой, повидаться с семьей. Тогда я смалодушничала… Не смогла поведать ему о том, что никого из их больше нет в живых. Но он был так счастлив… — она тормознула и внимательно поглядела в глаза собственному другу, ища в их доказательство собственных слов.
— Сакура, милая, ты лучше меня знаешь, что наши врачи инспектировали Саске на предмет введенных ему в организм фармацевтических средств либо же возможность проведения над ним каких-то опытов. Все испытания дали плохой результат. А то, что никто из нас не может поведать ему правду — это наш выбор. Может быть, ему так будет легче. В любом случае, для всей деревни он — предатель. Они никогда его не простят. Бабулька Цунаде позволила ему остаться только поэтому, что ты так гневно защищала его на суде!
— Так ты думаешь… — трясущимися от нервишек губками шепнула куноичи, вцепившись руками в форму Наруто.
— Да, милая, я думаю, что он сошел сума…— вдруг у него в очах резко помутнело, и блондин сообразил, что валяется на полу, далековато от того места, где он не так давно находился.
— Чтоб не смел при нас гласить такие вещи! Я не сдамся! И мой малыш даст мне силы! Слышишь? — потирая руку, орала Сакура.
Блондин осторожно встал и поглядел на эту небольшую даму, которая как тигрица дерется за свое счастье до последнего.
— Я верю в тебя, Cакура – тян… И если для тебя пригодится моя помощь — знай, что ты всегда можешь на меня положиться! — развернувшись гость медлительно поплелся к выходу. «Она не верует…А может оно и к наилучшему. Но у меня очень нехорошее предчувствие. Чутье лиса еще никогда меня не подводило»
Здесь он услышал сзади себя резвые шаги. Наруто не стал оборачиваться — он знал, кто так спешно пробует его догнать.
— Наруто – кун!
Сзади парня обхватили нежные ручки куноичи. Она уткнулась ему в спину лицом и тяжело дышала.
— Прости… Я все понимаю… Ты прав! Но если его не будет со мной, я тоже погибну!
Глаза блондина расширились от удивления. Он и представить для себя не мог, что его подруга так очень любит этого красноглазого засранца.
— Я не позволю этому случиться…— юноша взял своими руками прохладные ладошки Сакуры и застыл. Она продолжала рыдать, а он просто стоял и не двигался.
«Вот означает как все это дело обстоит…» — с грустью задумывался темноволосый юноша, который на ощупь пробирался в коридор, где на данный момент и разворачивались все действия.
Пару часиков вспять, когда жена Саске отправилась на кухню готовить обед, юноша решил пойти полежать. Как его голова задела подушки, он здесь же опустился в сон. Сон был до кошмара пугающий. В нем он лицезрел собственного возлюбленного брата, который шептал ему на ухо, что Саске сам во всем повинет. — Я дарю для тебя новейшую жизнь, как ты и желал, малыш! — шептал он ему, подкравшись сзади и напористо гладя грудь брата, то и дело забираясь под футболку.
— Для тебя нравится твоя жизнь, глуповатый братец? Ты доволен? — продолжал глумливо шептать Итачи, прикусывая узкую кожу на шейке Саске и покрывая поцелуями его плечи.
Почувствовав, как его сковывает ужас, Саске попробовал пробудиться, но все пробы были напрасны.
— Ты не проснешься, милый дурачок. Это мой мир, моя действительность. И я тут повелитель, — без охоты отрываясь от собственного занятия, шепнул старший брат на ухо младшему, вызвав волну мурашек, побежавших по коже Саске
— Но ты же погиб, Итачи! И что ты со мной делаешь? — хрипящим голосом пробормотал младший Учиха.
— А хоть и так! Может и ты как Саске тоже погиб, а осталась вот эта бесполезная слепая в реальной жизни куколка.
Итачи отпустил младшего брата. Саске быстро начал падать и при всем этом больше ничего не мог созидать. Его снова впитала нескончаемая ночь, в какой он находился уже целых три месяца.
Проснувшись с кликами, юноша пробовал отдышаться. Его лупил озноб, а по лицу и спине тек прохладный неприятный пот.
— Что это было!? Нии-сан! Ками — сама, какой кошмар! — сбившимся голосом бормотал для себя под нос Саске.
Здесь с кухни послышались дискуссии. Он осторожно привстал и потихонечку начал пробираться туда, откуда звучали голоса.
«Кажется, Наруто заглянул к нам. Как здорово. На данный момент он скажет чего-нибудть забавное и будет при всем этом весело браниться. Сакура станет воспрещать ему выражаться схожим образом при ребенке. Они затеют спор, а я вволю посмеюсь»
— Да милая, я думаю, что он сошел с разума…— глас Наруто эхом отозвался в голове Саске. «Так вот означает, что он обо мне задумывается… — остановившись у стенки, юноша пробовал собрать все мысли воедино. — Я так доверял ему, он же мой самый самый близкий друг. Оказывается, он меня кинул. Дружил со мной из жалости» Хватаясь за голову, юноша спустился по стенке и остался посиживать на полу, прижимаясь спиной к крепкой перегородке. Голова юного человека просто раскалывалась от боли. Он все никак не мог осознать, почему Наруто сам не произнес ему, что считает его психом.
— Наруто-кун! — эхо донесло до слуха Саске взволнованный глас его жены.
— Сакура! — юноша резко встал, и начал перебираться в коридор, прочно прижимаясь к стенам. – Возлюбленная!
«Надо изгнать этого предателя и успокоить Сакуру»
— Прости… Я все понимаю… Ты прав! Но если его не будет со мной, я тоже погибну!
Эти слова, произнесенные его женой, как острый ножик вонзились Саске в сердечко. «Значит и она тоже считает меня безумным. Но любит…» — он развернулся и поплелся назад в комнату. Ему не принципиально было, что сакура считает его психом. Молодому Учихе хватало и того, что его обожают, что он нужен. Ему так не хватало этих эмоций, после того как Итачи погиб.
И здесь его плеча задела чья-то прохладная рука. Саске пробила волна леденящего душу кошмара. Он нервно дернулся, но чувство чьей-то руки на собственном плече никуда не пропало.
— Тише, братец, — шепнул ему на ухо человек, который так испугал его пару секунд вспять.
— Нии-сан! Это ты? — с страхом еле выжал из себя Саске.
Человек, стоящий рядом тихо засмеялся.
— Как удивительно слышать от тебя такие слова, братец. Возьми меня за руку и беги что есть силы. Если не удержишься — потеряешь собственный шанс поболтать с братом. Все ясно? — все этим же радостным тоном шептал незнакомец.
— Да, ясно! — кивнул в ответ юноша. «Да хоть в ад пусть меня утащит — мне все равно. Я естественно не верю, что это мой брат, но может хотя бы этот человек прояснит мне всю ситуацию» — решил Саске и взялся за руку, лежащую у него на плече.
Почувствовав, что стоящий рядом человек пришел в движение, юноша последовал за ним, всецело доверяясь этой надежной крепкой руке.
Бежали они не длительно. Юноша только сообразил, что они два раза перепрыгивали через забор, позже под ногами зашелестела сухая листва, и они установились.
— Ты совершенно не можешь созидать? — спросил незнакомец.
— Совершенно, — кратко ответил Саске.
— Тогда для начала побеседуем. Я буду задавать для тебя вопросы, а ты постарайся отвечать мне на их как можно короче. У меня нет времени на глуповатую трепотню, – безэмоционально отчеканил собеседник юного человека, назвавшийся его братом.
— Все понятно, — с легким волнением проговорил молодой Учиха.
— Где твои предки?
— На задании.
— Где твой брат?
— Он умер.
— Как он умер?
— На миссии, защищая деревню, и я им горжусь.
— Хорошо, а почему ты ослеп?
— Я не знаю. Просто очнулся в лазарете и, когда мне сняли повязку с глаз, я уже ничего не лицезрел.
— Для тебя нравится твоя жизнь?
По спине Саске поползли мурашки. Хоть глас этого человека и не был похож на глас из его сна, но вопрос был задан точно так же.
— Д-да, — немного заикаясь, пробормотал юноша, до боли стиснув зубы.
— Итак вот сейчас послушай. Весь твой клан умер по воле твоего брата.
— Нет! — пробовал перебить незнакомца юноша.
— Он вырезал их как свиней, пытаясь обосновать себе, что он может это сделать.
— Нет! — повторял Саске, как в бреду. — Нет! Нет!
— А брата собственного не убил, так как братец был слабаком. И Итачи даже силы на него не возжелал растрачивать.
— Закончи!! — закричал Саске что есть сил и свалился на землю.
— И в их последнем бою, когда ты лежал вот так же на земле, он сжалился над своим слабаком-братом. Мангёку шаринган!!
Саске завертел водоворот черноты, и она стала открывать в его памяти те двери, которые были закрыты техникой Итачи. Позже перед очами замелькали все цвета радуги, и юноша прозрел. Калоритные лучи заходящего солнца больно стукнули по очам парня. Несколько раз моргнув, он поднял взор, на того человека, с которым только-только говорил.
— Это ты, ублюдок! — поднимаясь с земли, зло прошипел Саске.
— Что так, Саске, только не так давно ты гордился своим братом-героем? — Итачи откровенно потешался над младшим братом.
— Я убью тебя! — в руках парня начала концентрироваться чакра, но ее было очень не достаточно. Юноша был очень слаб и измотан.
— Ты уже пробовал и в конечном итоге сам чуть ли не подох! А я для тебя отдал то, о чем ты просил, перед тем как отключиться! Ты получил все, что желал! — подходя поближе, отчеканил старший Учиха.
Саске застыл и опустился в свои мемуары. Вот они стоят посредине выжженных руин, а он орет Итачи, что терпеть не может его за то, что он сделал с его жизнью. Падает на покрытую пеплом землю и продолжает орать, что терпеть не может брата за то, что он ушел и не убил его. Просит уничтожить на данный момент, поэтому как у него не будет жизни, когда снутри него самого столько злобы и ненависти ко всему миру.
— Я сам во всем повинет, так… — остановившись, тихо проговорил Саске.
— Да братец, это твоя ошибка. Я только показал для тебя, что такое жизнь без ненависти в сердечко. Показал для тебя жизнь, о которой ты так грезил. Так ты доволен? — сложив руки на груди, расслабленно спросил Итачи.
— Нет… Ведь это все была не правда. Сакура, наш ребенок, Наруто… Все это разыгранная тобой комедия!
— А вот в этом я с тобой не соглашусь. Ты и взаправду жил все эти длительных три месяца в Конохе. Сакура — твоя жена и у вас через семь месяцев должен показаться ребенок, а лисеныш твой самый близкий друг.
— А проще говоря, мой самый близкий друг меня кинул, а жена не кидает из-за жалости, — зло улыбнувшись, гордо ответил младший Учиха.
— Ну, это для тебя лучше знать, я в ваш балаган не лез. Мне просто хотелось преподать для тебя очередной урок. Учихи могут существовать, только когда хранят в собственном сердечко ненависть и злоба! Не складывается жизнь у тех, кто рождается добреньким и миленьким в нашем окаянном роду. Вспомни хотя бы Обито. Ну и сам ты, братец, ослеп только поэтому, что так очень меня не мог терпеть. Техника замещения памяти отдала сбой только из-за твоей жажды мести. Так, — Итачи развернулся и медлительно пошел прочь. Скоро его не стало видно за деревьями старенького парка, в каком они на данный момент находились.
Саске же так и остался стоять, уставившись в одну точку. «Сакура, Наруто, малыш, удовлетворенность, счастье, любовь, нежность… Предательство, обида, ересь, ненависть, злоба, ярость…» — бешеным взором юноша начал оглядывать свои руки.
— Терпеть не могу ЭТОТ ЧЕРТОВ МИР!! — проорал он так звучно, что своры птиц немедленно слетели с ветвей деревьев и начали истошно пищать от страха.
Юноша в миг сорвался с места и побежал куда глаза глядят. Он не разбирал дороги, просто бежал и все. Снутри него, казалось, даже кровь закипала. Злоба разрывала его изнутри. В один момент Саске выбежал к водопаду. Две величавые скульптуры, стоявшие от него по обе стороны, напомнили ему о лисеныше. Сколько воды с того времени утекло. Ну и тогда он верно представлял свою цель, а на данный момент у него не осталось ничего. Один только огнь ярости сжигал снутри него юные ростки любви и нежности, дружелюбия и сострадания, заботы и доброты.
— Терпеть не могу!!!! — что есть мочи орал Саске. — Терпеть не могу!!!!!
Сердечко парня неистово колотилось, а в красных очах появился окаянный символ.
Вновь сорвавшись с места, Саске добежал по воде к началу водопада и забрался в маленькую пещеру в каменной громадине, находящуюся за бурными потоками воды.
— Мангёку шаринган… — тихо шепнул юноша, а с его лохматых ресниц сорвалась одинокая слезинка.
__________________________________________________________
В доме Учих было забавно. Сакура бегала по дому за годовалым толстеньким малышом, а Саске и Итачи посиживали на веранде и пили саке.
— Как стремительно пропархало время, братец. Вот Цумари сейчас уже исполнился годик! Кампай? – улыбнувшись, Итачи поднял чашечку с напитком и поднес ее поближе к Саске.
— Кампай, нии-сан! — стукнувшись о его рюмку собственной, забавно ответил Саске.
Выпив, оба с наслаждением выдохнули.
— Саске, сколько можно именовать меня так? Ты же уже взрослый. Ну и у меня своя семья — супруга уже второго ожидает. А так меня дома уважать закончат за это твое «нии-сан»!
Младший брат рассмеялся и налил еще саке.
— Итачи, тебя так длительно не было, что я не успел насладиться этим обычным словом. Прости собственного братишку, выпьем?
— Ну что с тобой поделаешь, отото, – он протянул руку и взъерошил непослушливые волосы Саске. — До дна!
Приятный вешний ветерок приносил с собой давно ожидаемую прохладу и лепестки сакуры. Вся семья Учих праздновала сейчас годик отпрыска Саске и Сакуры, которая, как и супруга Итачи, опять была в положении. Братья желали, чтоб у их опять родились мальчишки! Ведь в семье Учих всегда актуальный путь основан на доброте, взаимопонимании и любви.
______________________________________________________________
Саске погиб от истощения через 5 дней после того, как погрузил себя в эту сладостную иллюзию, и на лице его надолго застыла ухмылка.
Просмотров: 164 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Статистика



Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0